Приветствую Вас Гость
Четверг
29.06.2017
15:25

Космопорт "Nefelana"

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Скрытые Миры. Планета Nefelana » Стихотворный Мир » Немного из творчества Светланы Аркадьевой (Язычница)
Немного из творчества Светланы Аркадьевой
owlДата: Среда, 06.10.2010, 07:16 | Сообщение # 1
Местный житель планеты N
Группа: Друзья
Сообщений: 592
Статус: Offline
Нефеланка... Хочу предложить нестандартные мысли одной Непокорной женщины.
Если покажутся крамольно еретическими - удали...

***************************************************************************

Ещё один Христос

Поэтому я ещё буду судиться с вами, говорит Господь, и с сыновьями сыновей ваших буду судиться.
(Книга пророка Иеремеи.гл.2)

Он взглядом мог души коснуться,
Он видел бога изнутри,
Он всё узнав, решил вернуться
В родной Израиль в тридцать три.
Он шёл пустыней и саванной,
Не тщился в зной, не жаждал пить,
Он мог привычною нирваной
Свой сон и голод заменить.
Где Ганг руками в танце плещет,
Где лотос Шиве пьедестал,
Где тело не желает женщин,
Где не мужчина он - кристалл,
Кристалл в начальном преломленьи.
Дух всех вселенных испустив,
Он счёл в последнем исступленьи
Лептонов вечный негатив.
И где Тибет глухим отрогом
Соединил звезду с крестом,
Усыновлён был новым богом
И им помазан на престол.
Ни блеск дворцов, ни благовоний
Изыск цветной, ни змей кольцо
Не привлекли, - лишь космогоний
Ведийских тайна, и с отцом
Влекла неведомая встреча
Туда, туда. Из разных стран
Пророков голоса, предтечей -
Иеремея, Иоанн
Вели, вели Одной душою
К кресту, к Голгофе, на помост,
Где за простым Иешуою
Воскрес ещё один Христос!

Ты сын и бог, но что ж так краток,
Земной твой оказался век?
Какому богу - свату, брату
Преставился как человек?
В месопотамских знатных семьях
Искал тот бог приют и кров,
Когда с Олимпа в срок весенний
Был изгнан по суду богов.
Ему, властителю трезубца,
Гонителю людей и туч,
Не вызнать тайну у безумцев,
Передающих к тайне ключ
В века... Но так опять случилось,
В который век, в который раз,
Что кровь спасителя сочилась,
Но он не спас, опять не спас...
...от Бога нас...
==============================

Злокачественное

Когда Творец плутал пустыми безднами,
Прошил свинец планету кружевами.
Но выжили опять самцы и бездари,
А гении другие обживают

Субстанции, пространства и материи,
Пуская в мысль эфирные коренья.
Утешьтесь, на Земле живут потерями,
Свою мораль считая озареньем.

И голая, как правда (стыдно! занавес!),
Религия в застывшей монограмме:
Есть первый после Бога - Хомо Сапиенс,
Последнее - всё то, что под ногами.

Собрав в утиль Порфирия и Ямвлиха,
Теряя нить, по стразам не скорбите:
Когда "червяк" сгрызёт земное яблоко,
Окуклиться захочет на орбите.

Лети, моя Земля, моё Отечество,
Журчи дерьмом, как бёдра унитаза,
Злокачественно множа человечество
И в космос запуская метастазы.
==============================

Костюмер

Мы знаем точно, что умрём,
Но так живём, как будто вечны.
Нам светит смерть, что поезд встречный,
И, наряжаясь упырём,

На лысый череп чёрный плат
Накинув, манит вечной темой.
И знает фото тонким телом, -
У смерти свой бессмертный взгляд.

Жизнь закусила удила:
Сквозь вой оркестра жуткий скрежет.
Печальный бал вдруг неизбежен.
'Ну что за бред? - У нас дела!'

Но..., гость Земли, не обессудь.
Бал - страх и страсть, он вещь и мера,
И всё - придумки Костюмера,
Одежда это, а не суть.

Добро ветшает в сундуке,
Злу - первый приз на маскараде,
И чья-то участь - при параде
Быть: в деревянном сюртуке.

Дыханье шёлковых портьер
В зрачках оставит отпечатки,
Ключи истребует портье
И пыль смахнёт с пустой перчатки.

Душа в убийственный глоток
Стечёт по жилам постояльца.
Вся жизнь натянута на пяльцы,
Когда её прошьёт Итог

Крест нА крест. Мы у страшных врат
Лишь постоим. Наш статус скромен:
Не сшит наряд, а только скроен,
И Костюмер работе рад...

 
owlДата: Среда, 06.10.2010, 07:20 | Сообщение # 2
Местный житель планеты N
Группа: Друзья
Сообщений: 592
Статус: Offline
Предчувствуя Евангелие от Иуды (апокриф)

Перед вынесением приговора подсудимому предоставляется последнее слово.

Предисловие

Века сокрытий и запрета...
...С тех пор не стали мы взрослей,
как въехал в город на осле
Иисус, ессей из Назарета.

По воле неба и волхвов
наследник знания Симона*.
(За что стал старец вне закона,
отцом пороков и грехов.)

Но тяжек, как жара, вопрос
уму и сердцу иудея:
"Зачем под видом чародея
в лохмотьях странствует Христос?"

А Он, - мудрец величины,
с которой горы не сравнятся, -
презрев богатства и чины,
собрал себе числом двенадцать
попутчиков к мирам иным.

К горе сходились поутру
и, на глазах простого люда,
в укор тщеславному Петру,
он выделял из всех Иуду
и чтил Марию, как сестру.

Он им велел оставить семьи,
и повернуть от благ ступни,
и жемчуг не метать пред теми,
кто каждый век кричит "распни!"

За притчей суть ученья пряча,
он не смирял невежды прыть:
пришёл не вылечить незрячих,
а зрячим Истину открыть.


* - имеется в виду версия о Симоне Волхве, как об одном из лучших
учеников Иоанна Крестителя. "Ибо я (Симон Волхв) способен делаться
невидимым для желающих меня схватить и снова видимым, когда
того хочу". (Десять Книг Воспоминаний). Как известно из Библии,
Иисус Христос мог появляться и исчезать только после воскрешения.


Предчувствие

К вечере собирался люд,
простые разносили блюда.
Спросил Он: "Много ли иуд
средь вас, как верный мне Иуда?"

Смутился каждый ученик,
а ночь уже плыла вдоль окон.
Вслед за луной из тьмы возник
красивый и печальный лик:
на чистый лоб иссиний локон
спускался; чёрные глаза
как бархат обвели ресницы.
Он рядом сел и не сказал
ни слова.
Помнили провидцы,
каков терновой славы пуд.

"Средь трусов много ли иуд? -
продолжил Он. - Судить я буду!
Когда явлюсь на божий суд,
то оправдаю лишь Иуду:
он, только прокричит петух,
не отречётся среди прочих.
Те ль агнцы, что сосцы сосут?
Пусть стены обратятся в слух.
От них узнают все, кто хочет
сей Истины испить сосуд.
И будет горько пить. Уж ночью
всё перепутают ветра -
не доживёт и до утра
та Истина. Из уст Петра
уже пойдёт другая слава.
Путь праведный с позором труден
по Иудее. Нет в ней права
На оправдание".
Хвала
Досталась странная Иуде...

Иисус ушёл в себя: "Алла!
Отец, Иуда всё исполнит".
Хлеб преломил, и чашу полной
за лучшего ученика
велел испить.
"Учитель! Как? -
отринул Пётр. - Из серебра
за тридцать маленьких кружочков?!!"

Адам не пожалел ребра,
а я не пожалею строчек
для тех, кто проклят на века.
Я только удивлюсь слегка,
что не вели мы даже спора
пред тем, как заклеймить позором
любимого ученика
Иисуса. Может, словом жарким
Иуда не просил подарка.
"Хотя б забвение в миру!" -
просил, делясь с Ним хлебом пресным.
Иисус отрезал:
- Я умру!
А если нет, то как воскресну?!!
Есть мир, которым правит смерть.
Жизнь не бессмертие, - предтеча.
Мне нужно завтра умереть,
твой долг ессея - обеспечить
мой трудный путь к мирам Идей,
когда бы мог я появиться
там, где в сомненьях иудей
и тотчас мог бы раствориться.
В пустыне мозг мой врос в песок,
а солнце в теле стало раной:
я шёл к распятью. Этот срок
исполнен. Помнишь, Иоанном
Я был крещён на дерзкий шаг?
Он выдан таинством мистерий,
Где в криптах посвящений маг
смущал пластичностью материй.
И божий глас, что голос трубный
Меня назвал уже тогда...

...Иуда поцелуем в губы
согласье на бесчестье дал
своё. И выпил за царя**,
оставившего жизнь мирскую:
- Христос, рискуешь! Может... зря?
- Искариот, не зря рискую, -
открылся царь Всея Небес.
- Знай, человеческому сыну
доступно множество чудес,
но... если смерть не дышит в спину.

...И каждый выпил за царя,
поверив в план его безумный.

...Уже румянилась заря
и просыпался город шумный.
Звенели вёдра на осле,
храпел табун, вода журчала.
Вновь Лазарь крякал у яслей,
и Сара старая ворчала.

** - Христос здесь в одном из древних значений слова: царь, помазанный Богом на земное царство.

Падение

Когда румянилась заря,
опять раздался голос трубный:
"Когда же, человек разумный,
так неразумно растерял
свои божественные силы!
Просил всё больше, да стенал.
Земная жизнь поизносила
твои тончайшие тела.
На откуп всё - делам суетным:
на рынке покупал места,
богатым стал и многодетным.
Ты хочешь жить, а жить устал!

Жизнь, что цветок, и смерть ей - ваза.
Но по воде всего круги -
твой мир. Ты так к нему привязан,
что знать не хочешь о других.
Зачем просить в пустыне снега,
где дождь веками не кропил?
Умри, чтоб жить!" - как громы с неба.

Откуда это знал Шекспир?
Он суть египетских мистерий
случайно в пьесы заключил?
Он тайну счёл, но ключ потерян.
А может, спрятаны ключи
в самом сознанье человека?
(Не ждите чуда от ума.)
Всё в песне древнего толтека:
"Жизнь соберёт себя сама".

Меж тем продолжил глас сурово:
"Иисус, возлюбленный мой сын!
Ходил ты нищим и босым
и тяготился пищей, кровом.
И, если били по щеке,
ты гнева не смирял. Без гнева
смотрел, как тяжко вдалеке
рыбак тянул с уловом невод.
Кто не врастал корнями в твердь,
тому легко её покинуть
и вновь вернуться. Только в спину
Уже не посмеётся смерть".

Но кто здесь слышал голос божий?

...Над Иорданом поникая,
терновый куст из пепла ожил.
Ушёл Иисус с учениками...

Не Он род человеков множил.
И проповедником амбиций
Дубинками и тумаками
не слыл. Кострами инквизиций
не он учил "любви" веками.

Но где, Спаситель, лоно рая?
Что изменилось в этом мире?
Всё так же пьют, и умирают,
и спорят в ложах о Шекспире.

И, рясу отрастив до пят,
нас судит тот, кто сам подсуден.

Кто нами проклят...
Кто распят...

Христос воскрес! - Хвала Иуде!

 
owlДата: Среда, 06.10.2010, 07:23 | Сообщение # 3
Местный житель планеты N
Группа: Друзья
Сообщений: 592
Статус: Offline
Фрагмент Творения. Падший Ангел

Темень на Землю намазана густо,
Космос качнулся хрустальною люстрой,
Свесилась с неба лимонная долька....
Ангел хотел по-другому и только.

Создан закат: гаснет свет на картинах,
Агнцы рыдают в цветочных куртинах,
Мир параллельный промчался по полю,
В точку собрал - параллельные в полюс.

Ходит по кругу безвидная твердь,
Здесь создадут то ли жизнь, то ли смерть.
Искрой в аду стал божественный нрав.
Ангел упал: кто сильней, тот и прав.

Смерть торжествует над жизнью победу,
В глотку впиваясь, вгрызаясь в соседа.
Радугой свет завещания: "Впредь
Не обсуждать, а любить и терпеть.
Ваш Бог".
======================================

Язычница

Бог солнца ходил бороздой
По небу в том призрачном мире,
Был полюс Земли на Памире,
А Вега - полярной звездой*.

Двуречье и кедровый лес,
В снегах ледяные отроги,
По лестнице, что до небес,
Спускались всесильные боги.
Мне виделись лики святых
И слышалась песнь херувимов,
Рабы на предгорьях крутых
Согнулись у всходов озимых.
Я грелась с утра у золы
И шла с караваном верблюдов,
Встречала и добрых, и злых,
И множество всякого люда.
Смирилась я жить на войне,
И с участью переселенца,
И в жертвенном страшном огне
Я слышала крики младенцев.
К кострам подходили Мужи,
Мы в страхе бросались им в ноги,
За пазухой пряча ножи,
Напрасно - все ведали боги!
Ваал у огня танцевал,
Тем ритм задавая Вселенной,
И жизнь не казалась нам тленной,
Когда она жертвой была.
На месте, где вырос цветок,
Другие цветы - в увяданье,
Даря новой жизни свой сок
И силы с последним дыханьем.

Как искры, сгорали миры,
Чтоб новой вселенной согреться,
Но чтобы зажглось её сердце,
На тризне** справлялись пиры.
________________
* Вега последний раз была полярной согласно прецессии в 11тыс. до нашей эры.

** Тризна - погребальный обряд, включающий в себя только демонстрацию военной силы: боевые турниры и поединки.

=================================================

 
owlДата: Среда, 06.10.2010, 07:27 | Сообщение # 4
Местный житель планеты N
Группа: Друзья
Сообщений: 592
Статус: Offline
Возвращение в бога

У гностиков Астральные Боги были Сынами. Ильдабаоф... похваляется: 'О, лучший из дважды рождённых людей! Знай, что Я (Ману) есмь Он, Творец всего этого мира, и тот, кто был выявлен самопроизвольно: мужским началом.
Я есмь Отец и Бог и нет другого выше меня'. За что его Мать хладнокровно осаживает: 'Не лги, Ильдабаоф, ибо Отец всего, Первый Человек (Антропос), выше тебя, так же как и Антропос, Сын Антропоса'.

(Е.П. Блаватская 'Тайная Доктрина').

Эту сложную цитату я взяла не для того, чтобы запутать и напугать тем читателя, - нет более точной характеристики моего героя, чем здесь. Постараюсь написать о нём проще. Заранее уточню: речь пойдёт не о Боге вообще, а мифическом планетарном боге.

I
Мир родился белым, беспомощный мир, что до сих пор зажат бёдрами Бесконечности. Старея, он сгустился кремовым оттенком от света умирающих красных звёзд. В нём много тлеющих костров, - он скоро погаснет. Его опознавательные знаки ещё видны с дальних подступов к тонким и грубым вспышкам самого сплющенного яйца, но нет в них прежнего пульса жизни.

Ильдабаоф знал: со смертью Вселенной схлопнуться все системы 'пространство-время', а значит, погибнут 'вечноживущие'. Создатели исчезнут вместе с вечностью. Но что значит вечность? Только параметр Абсолютного Нетекущего Времени, справедливо спроецированного на разномерные планы.

Он ощутил далёкую боль в своём уставшем Духе, когда ещё одна звезда, уплотнившись до физического предела, гулко упала с орбиты в глубину ёмкости, ограничивающую жизнь примитивного портала. Сфера растянулась, как резина тяготением, тем деформировала время. Возможно, поэтому треснуло хрупкое тело континуума, обняв себя серебристыми ветками трещин. В разрывы проникли юркие пустые сущности из других миров. Трёхмерная ёмкость, не терпящая пустоты, затянула раны своей сутью, и чужеродные материи остались на проточине чёрной дыры гниющей раной.
Так родился его 'новый путь', последний, ломающий законы вселенского времени. Ильдабаоф давно умел пользоваться проточинами, соединяющими две зеркальные черных дыры для возврата в прошлое. Но он понимал, что 'новый путь' лишь наркотик, уводящий в мир иллюзий. Тем не продлить жизнь. Увеличение срока жизни не в повторении прошлого, а в совершенствовании разума. 'Вечноживущий' достиг предела разумности, дальше времени нет. Он исчерпал свои возможности и должен умереть вместе с Реальностью, чтобы дать шанс новым мирам.
Его Дух обратил сознание внутрь себя. Надо вернуться последний раз в далёкое прошлое, где живут его творения. Они, его твари, уплотнившись до молекулярной материи, уже не могут вырваться из планетарного притяжения. Но абстрактное прошлое их предков помогло самым тонким из них вместить в свой разум Вселенную. Они, создающие грубую материальность, имеющую мощь мысли, близки к тому, чтобы изменить летопись умирающего мира. Когда дряхлому старцу осталось поставить последнюю точку в истории, разум, структурированный простым белком, грозит изменить прошлое, а потому и будущее дифференциаций Общего Протила.
Ильдабаоф не имел права оставлять их. Он должен быть с ними, карать или миловать, но с ними. Суть его тварей слишком слаба, чтобы не наделать бед или не сойти с ума от проблесков в памяти, называемых ими Открытиями. Ильдабаоф не умрёт, пока не исполнит Карму, и, если он не успеет до конца Света, составляющие его войдут в хранилище миров в том несовершенном виде, до которого он развился, став планетарным создателем. Если он откажется от Кармы, его 'огонь' никогда не станет частью вспышки нового мира: испытать смерть и лишиться индивидуальности - не самое худшее, он может лишиться всего - Творчества!
От мучительной мысли возвращения в плоть, Дух его взревел новой космической катастрофой. Вместо стягивания пространства вокруг себя, как это делает обычная материя, Великий развёл его в стороны, обретая нереальную антигравитацию и выплёскивая в космос всю отрицательную энергию.
Он вернётся, соберётся в форму и личность, умалит и смирит духовность и обретёт Эго или Самость и придёт ко всем заблуждениям Великой Майи.
Ильдабаоф приник к горловине проточины и раскрыл её на ширину дыхания антивещества. Суть его превратилась в постоянный ток антигравитации.
Дальше он устремился к порогу времени Млечного Пути.
Совершенная сущность вытянулась 'суперструной', такой же, что появились в начале зарождения вселенской ткани. Он стал тонким объектом, бесконечно длинным и не шире атома, но таким плотным, что несколько километров его могли перевесить саму Землю, к которой он теперь стремился. Он вернул своего астрального двойника к той же структуре и, направил параллельно себе, но в противоположную сторону. Скорость двойников не отставала от световой, так он деформировал 'пространство-время' между своими телами - волокнами. Затем, рассчитав до неизречённости время, сделал вокруг своих врЕменных тел оборот и оказался на месте отправления до того, как пустился в дорогу.
Потом ещё один виток, только один, чтобы не сжечь мосты, чтобы остаться обратимым процессом! Чтобы мозг, заменивший ЕГО не подчинился течению времени вперёд.
.............................
Он вернулся.
Кто не видел мир снаружи, никогда не поверит, что он белый, лишь чуть нежно-кремовый.
Ильдабаоф стал одним из несведущих, хотя и отличался о них. Он, как макромир, прошёл по прямой самый долгий путь во Вселенной: от своего носа до затылка. Теперь он будет поглощать время, как материальный объект, притягивать пространство по глупым законам гравитации и жить за счёт этой энергии. За счёт неё иметь память, интуицию, разум. Ему будет казаться, что прошлое где-то есть, хотя оно только в нём. Теперь прошлое - память, мысли, его не будет больше нигде. Он собрал космическую пыль в пригоршни, пропустил песок между пальцев. Вот так будет течь время, и он не будет понимать, что это неправда.
Он смирился и отвлечённо созерцал Драму Бытия изнутри.

Черный безликий Космос простирал руки в пространства и времена. Сумасшедшие ветра носили на крылах безжизненные тела космической пыли из конца в конец Вселенной, настолько величественной, что имя самого бога потерялось в её просторах, как любой звук и свет или Слово, сказанное до сотворения её.
Если бы он мог вновь обрести своё имя, сияющее ли в бесконечно долгой волне кванта или в бесконечно малой частице того же кванта, как в последней душе своей! Он написал бы его на всех песчинках, рассыпанных по поверхности тяжёлого покрывала, обозначившего лишь формы 'Разумом Рождённого', чтобы знала имя его каждая ворсинка чёрной материи.

Но поздно! Поздно вспоминать имя твоё!
Не ты ли позволил Человеку давать имена стадам твоим? Вот он увёл их с пастбищ твоих. Ты сам разрешил дать им имя 'Моё', а не 'божье'!

II
Когда Причина Жизни, ограниченная на Земле рамками восхода и заката бросила тень под великую гору Синай, проявился образ человека в простой тунике и сандалиях на босу ногу. Он задумчиво сидел на большом белом камне. Его кожа отливала тёмным атласом, смоляные волосы ниспадали кольцами вкруг блистательного лика. Одна ненависть искажала правильные тонкие черты. Возле него лежало нечто, похожее на сияющее одеяние, лишь недавно плотно облегающее тело, потому не растворившееся ещё до конца в земле с каплями росы под жаркими лучами. Посох в руках и новое облачение призывали видеть в нём путника, ищущего справедливости. Но страшный взгляд выражал не мудрое спокойствие и глубину: чёрные зеркала на поверхности зрачков, не пускавшие внутрь души, выдавали истинное предназначение.
Причина Жизни на Земле не являлась причиной его вечной жизни, а лишь земных страданий. Он ненавидел свой грубый образ и все образы на этом низком Плане. Здесь не могли ничего знать о его падении, и он считал себя вправе иметь земные пороки - обычное свойство материи. Ему ли предстояло воспеть пищевой тракт, оправдывающий низости и преступления?
Глаза его сверкнули, медленно обвели округу лучами отчаяния. Молодое тело мужчины вздрогнуло и затряслось, будто ток прошёл по нему. Он резко вытянул вперёд руки, в них тут же возник тонкий металлический свиток. Человек развернул его и усилием воли начал делать правки среди множества странных знаков, начертанных на неизвестном металле. Потом, появившиеся в глазах молнии вспыхнули холодным пламенем на поверхности свитка и испепелили его. Человек вскочил с места и, сжав кулаки, закричал страшные проклятия в незрячие, сокрытые голубыми бельмами глаза космоса:
'Я уничтожу страны,
превращу их в кучу пыли:
я разрушу города,
и они опустеют навсегда;
я сравняю с землёй горы,
и звери больше не будут водиться там;
я заставлю волноваться моря,
и всё живое, что водится там, - я уничтожу;
я уничтожу всех людей,
их души превращу в пар;
никто не дождётся пощады:'*

........................
По еле приметной дороге шла старуха. Она с трудом передвигала ноги, без конца останавливаясь и переводя дух. Тяжкое бремя жизни сгорбило, унизило её почти до земли. Неизвестный возник на её пути и, даже не склонившись перед старостью, спросил:
- В какой стороне Содом, мария**?
- Ох, далеко, сынок, не меньше недели пути!
- Я спрашиваю, в какую сторону?!!!
Женщина испугано указала на восток***.
- А Гоморра?
- Рядом с Содомом, сынок. Что же ты ищешь в далёкой стороне?
- Спасения, мария. Спасения.

* - 'Эпос об Эрре' (шумерский текст).
* *- от Земли.

 
owlДата: Пятница, 08.10.2010, 03:26 | Сообщение # 5
Местный житель планеты N
Группа: Друзья
Сообщений: 592
Статус: Offline
Они должны вернуться

Аннотация:
Научная фантастика. В поэме развивается гипотеза, отражённая в древних шумерских текстах о богах-инопланетянах, прилетевших на Землю с Сириуса В, а так же нестандартный взгляд автора на некоторые библейские сюжеты.

Все имена и сами персонажи, планеты и их названия, основная канва сюжета взяты из древних шумерских и аккадских текстов, а так же из мифов африканского племени дагонов. Использованы гипотезы Алана Ф. Элфорда и Заккария Ситчина.

От автора (личное):

Когда земля с зимою распрощается,
И вешняя гроза сомкнёт десницы,
Мне кажется, что боги возвращаются
В грохочущей по небу колеснице.

У них ли научились птичьи стаи
Назад с печальным криком обернуться?
Давным-давно, планету покидая,
Они пообещали нам вернуться.

Но нет им больше дела до Земли,
Обходят Солнце мега-корабли.
Быть может, рай земной им опостылел,
А может, ад создали и забыли.

Часть 1. АнУ.

I.

С зеркальных лун тенями рос
Последний путь зари
От гор, от скал, лесополос,
Смешав аквамарин
Планетных бурь и перламутр
Безветренных ночей,
Здесь жил народ красив и мудр
На сто парсек ничей.
Ничьих богов была в них стать,
И в нимбе каждый лик.
Но карлик, чтоб великим стать,
Как брат его велик,
В полнеба свежей бороздой
К безумной шёл войне.
Родиться же под той звездой
Безумие вдвойне.
Взбесился старый старший брат,
Бросая сонм химер
С орбиты в космос, он в сто крат
Превысил свой размер.
И тысячи горящих жал
Стирали плоть в песок,
Но Альфа-Сириус сдержал
Его прямой бросок.

Вкруг пары звёзд* вращалась жизнь:
Смела, сильна, вольна.
За то, что нескромна, - держись
И получи сполна!
Чтоб неповадно было впредь,
Принёс ей карлик смерть:
Здесь каждый должен умереть,
Кто не покинет твердь
К утру. Всё небо, как металл
Звенит. Неодолим
Наукой пепел и метан
С болотистых долин.

Ужели судьбы нелегки
Богов? Как в старину
Бесстрастно вдаль из-под руки
Глядит седой АнУ**
На Альфа-Сириус. Болит
Душа у старика:
' Ну, где твой братец-инвалид?
Ты любишь дурака,
Как я, несчастный сын его,
Люблю, а ты в сто крат
Умней, счастливей и сильней,
Чем твой убогий брат'.

Но ждёт народ. Скажи АнУ,
Что глупость не порок,
Что бог не будет одинок,
И счастье ждёт страну.
АнУ представил: выйдет срок,

И карлик, злобу накопивший
Возникнет точкой за бортом
Его ракеты, только вспышкой
Весёлой, маленькой. Потом...

Лишь звёзды, кружева веков
И мириады сновидений***.
Не будет Родины оков:
Её получит на съеденье
Он, Бета-Сириус.
Сургуч
Крошится с гербовой печати.
АнУ темней свинцовых туч
Приказ отдать..., и речь начать и...
Он раскалённей небосвода:
'Что притяженье? - Несвобода!
Тиски великому уму..., -
Но слёзы душат. Смолк АнУ,
И плачет в след ему природа, -
Не удавалось никому...
Во всей Вселенной нет народа,
Кто б мог спасти свою тюрьму.
И тот последний идиот,
Кто не стремится на свободу.
Так знайте: слово патриот -
Политику, лжецу в угоду
Придумано. Так в подлеце
Вы сможете увидеть пешку, -
АнУ споткнулся. На лице
Его придумана усмешка.
Какой опасной может стать
Речь об отчизне на потребу. -
Покой! - один вселенский тать,
Второй, - раздел земли и неба.
Для мысли нет родных гробов,
Родных речей и нет награды
От Родины. Тела рабов
Вот всё, что ей для роста надо
Своих жиреющих боков.
Весь космос! - Вот приют богов!
....................................
И всё же я её люблю!!! -
С груди срывая сердолик,
С печатью 'праведный старик'
Мудрец шёл к кораблю.

Тринадцатый на НибирУ****
Правитель, познавший игру,
Интриги и прочие страсти,
Хитёр он и очень опасен.
Ты плачешь? Как больно смотреть:
"Прощай же родимая твердь!
Еще мы вернемся, мы верим.
Несчастные птицы и звери
Погибнут. Их всех не возьмешь.
О, солнце, ты душу мне рвешь!
Нет, Родина, мы не забудем,
На разных планетах мы будем
Выискивать в небе ночном
Твой свет рядом с Альфа лучом.
Прощай, обреченная твердь!"
Он должен последним взлететь...
Еще раз! Еще оглянуться!
Он понял - ему не вернуться.
Почти пятьдесят тысяч лет
Их солнце убийственный свет
Дарить будет ближним планетам.
Родятся еще здесь рассветы
Прекраснее прочих Миров.
А сколько еще вечеров
Здесь встретят счастливые дети!
Да... дети. Еще мысли эти
Печалили сердце АнУ:
Он знал за собою вину,
Хотя... был собою доволен,
Он выбил им лучшую долю,
Чем детям других стариков -
Они будут недалеко,
Почти под родимым крылом,
Почти что под общим теплом
Другого, спокойного солнца.
Ему, как другим, не придется
Забыть их в пространствах иных.
Два сына, два сердца родных!

* - система звездных пар, связанных взаимным тяготением. В данном случае: система Сириус Альфа - Сириус Бетта. Дагоны называют Сириус Бетта собачей звездой. Они считают, что оттуда прилетели их боги. На земном небе она не видна за мощным светом молодой звезды Сириус Альфа (тем более странными кажутся знания дагонов). Сириус Бетта - это умирающая звезда - карлик, периодически взрывающаяся, отдавая последнюю энергию молодой звезде.

** - главный бог древних шумеров, очень редко посещавший Землю и мало интересовавшийся делами людей.

*** - имеется в виду идея, что осознанные сновидения - параллельные звёздные миры.

**** - десятая планета нашей солнечной системы. В шумерских текстах описана орбита и период ее возвращения (каждые 3600 лет) в нашу солнечную систему. Примерно те же сведения имеются на аккадских пластинах. В 1999году ученые НАСА официально заявили, что обнаружили десятую планету с очень сложной орбитой. Они назвали её Планета-X.

II

Но все же, что гложет АнУ?
Он вспомнил еще старину.
Он также был честолюбив,
Он мчался, семью позабыв,
На темную, злую планету
Еще лишь со скоростью света,
Готовый тогда ко всему,
Чтоб править на ней одному,
Юнцу, без друзей и без практики!
Блуждая в цепи по галактике,
Планета вдруг рушила схему,
Входила в простую систему:
Систему звезды и планет*.
О, больше несчастия нет,
Когда НибирУ проходила
Так близко от силы светила,
Сбивая планеты с орбит.
Он видел, как небо горит!
Он с юности помнил рассказ:
Его НибирУ, как-то раз
Зашла тому солнцу в окрест,
Планеты же выстроив крест**,
Втянули ее на орбиту,
Что солнечным светом залита,
Согрета его же теплом.
По ней же планету несло,
Хранящую жизнь. - ТиамАт***,
Красивый и водный гигант.
Не выдержав встречный удар,
Она, драгоценнейший дар
Смогла на другую орбиту,
Лишь часть своей жизни разбитой,
Отбросить, ввязавшись в войну.
А с нею свою же луну
Спасти, но другие удары
На новых витках этой пары
Рассыпали тело планеты.
О ней уже памяти нету,
Лишь пояс из мелких комет
Глотает свой солнечный свет.
А НибирУ укатила
Подальше от мести светила,
Лишь часть, своей силы отдав,
Практически не пострадав.
Но Солнце щедро для талантов:
Осколку былого гиганта
Оно подарило тепло.
О, сколько воды утекло
К осколку с былой ТиамАт.
О, жизнь! Тебе снова на старт!

А тот, кто следил с корабля
Дал имя осколку - Земля****!!!

* - наша солнечная система.
** - возможно, осеняя себя крестом и говоря: "Господи, спаси и сохрани!", имеется в виду более древнее происхождение этого символа: сохрани от парада планет (креста планет) в нашей солнечной системе в момент вхождения в нее десятой планеты.
*** - в вавилонских текстах (о битве богов) планета нашей солнечной системы. При столкновении с НибирУ рассыпалась на мелкие части. Ее орбита была там, где сейчас пояс астероидов. Это ее останки. Но ее "макушку" вместе с ее луной отбросило на другую орбиту, ближе к Солнцу.
**** - на самом деле, не круглая и даже не яйцевидная. Без океанов она представляет собой "отгрызенное яблоко", как будто, осколок большого круглого тела. Так как другие планеты нашей солнечной системы обладают округлой формой, напрашивается вывод, что Земля не имеет собственного естественного происхождения, а, несомненно, катастрофическое. Современные ученые убеждены, что Земля сама не смогла бы притянуть к себе из космоса такую большую луну, как и вероятность осколочного происхождения нашей Луны от Земли не имеет подтверждений. Слишком разный состав у этих тел. Наша Луна была изначально, несомненно, спутником другой планеты, в несколько раз превышающей размеры Земли, но после катастрофы осталась луной осколка этой планеты.

Сообщение отредактировал owl - Пятница, 08.10.2010, 03:30
 
owlДата: Пятница, 08.10.2010, 03:32 | Сообщение # 6
Местный житель планеты N
Группа: Друзья
Сообщений: 592
Статус: Offline
III

"О, Нибиру, мое царство!
Какие еще мне мытарства
Готовишь? Я все рассчитал,
Но стар я и очень устал.
Теперь же со мною семья:
На Землю летят сыновья,
Чтоб править прекраснейшим миром,
Пока НибирУ своим тиром
Не сделает снова систему планет,
Где молодо солнце и щедр его свет", -
Так сердце страдало Ану.
Не раз покидал он страну,
Ее он так редко видал,
Он счастье в скитаньях искал.
Но думал, родная лишь твердь
Возьмет его тихую смерть.
Что ж делать, смирись же в гордыне,
Ждет смерть тебя там, на чужбине!
А дети! Как крылья у птицы,
Ты можешь на них положиться?
Им столько всего предстоит!
Планета, где жизнь еще спит,
Готовит им много сюрпризов,
Они же принять ее вызов
Не дрогнут, сердца их, как сталь,
Но честолюбивы! Как жаль.
Он знал их, столкнувшихся лбами:
Друг другу уступят едва ли.

Вот первенец - хитрый, как змей.
Но кто его в мире умней?
Кто больше в науках достиг?
Мой Энки*, прекрасен твой лик!
Но младший ЭнлИль** не уступит
Правление старшему брату.
О, как же жена его любит.
АнУ, ты не чуешь расплату?
Эль - сын его сводной сестры.
О, близкие были мудры,
Когда их состряпали брак!
Да, этот ЭнлИль не дурак.
Он знает, в чем козырь его:
По древним ненужным обычаям
Останется трон у того,
Чья кровь по родителям чистая.
Поэтому сводных матрон
Так часто сажали на трон.
Вот так берегли ДНК
От разных болезней. Пока
Сам Энки, ну что за хитрец,
Не влез в суть наследных колец!
Он смог ДНК изменить,
Теперь же нет смысла женить
На сестрах своих сыновей -
Нет смерти в смешенье кровей.
Но все-таки древний обычай
Всем принято чтить, для приличий.
Так кто же наследник АнУ?
Спросить ли об этом жену?
Нет смысла в пустом разговоре,
Все ясно в родительском споре.
АнУ видит Энки, а Эля - жена.
И что за судьба им такая дана...
За главного Энки назначен,
АнУ так решил, не иначе!
Но понял, что Эль будет сразу
Не слушать отцовских приказов.

* - так же ЭА, один из главных шумерских богов. Бог-Змей, имевший Эдем на юге. Он же руководил основными подземными работами. После восстания игИгов, придумал им замену: людей - рабов. Он же руководил процессом создания человека.
** - так же Эль, младший брат Энки, имевший Эдем на востоке, который описан в Библии. В войне за раздел Земли с братом вышел победителем. Предположительно род еврейских элохимов пошел от него, как и ислам, вероятней всего берет корни из его рода. ЭнлИль, Эль, Эл, Ил, Аллах - предположительно одно имя, как и имена: Самуэль, Михаил и т.д. означают принадлежность этому богу (кроме Израэль (Израиль) - борющийся с богом Элем (Илом)). Его потомство продолжало враждовать. (Это версии, я на них не настаиваю).

IV

Уже горизонт полыхает.
Как это назвать? Рассветает?
Ракеты взлетают, взлетают,
У каждой свой длительный путь.
АнУ, ты приляг отдохнуть.
Ты все рассчитал, все проверил.
Пред ним открываются двери.
Он входит в кабину к пилотам,
Тревожно, тревожно все что-то!
Да, взлет для него это культ,
И сам он садится за пульт.
О, сила светящихся знаков!
В руках его жизнь анунАков* -
Всего их знатнейшего рода,
Но много другого народа:
ИгИгов** лишь, тысяч пятьсот,
Они все преступники, сброд.
Везут их на Землю
Для шахтных работ,
На землю, где дремлют
Умы без забот.

Там есть металлы - суть глаза,
Кристаллы-камни, как слеза,
Имеющие память, слух.
Да, информационный дух
Хранят в себе земные недра.
А лес реликтового кедра -
Так девственна его природа!
И в атмосфере кислорода
Полно в системе хоровода.
Там так доступен водород.
(Для топлива он подойдет***).
А как прекрасна та планета!
Не родила она поэтов,
Художников и мастеров,
Чтобы воспеть ее закаты
И грома страшные раскаты:
Так примитивен дух миров
Скатившихся на край Вселенной,
Так недалек их ум согбенный...
И вот - Земля, хрусталик малый,
В прозрачной сини океанов,
В белесой дымке облаков,
Слепящей шапками снегов.
Она шедевр речных изгибов,
Но адом будет для игИгов!
Весь этот райский уголок
Им каторжный смотает срок!
Да, строить шахты и заводы
Желательно не с этим сбродом,
Но где ж на этот рабский труд
Они желающих найдут.
Там нужно все дерзать с нуля,
Но будут братья у руля.
Тщедушное игИги племя!
Сто способов бороться с ленью
Известно здесь. Хотя бы в пыль
Не раз их обращал ЭнлИль.

* - в шумерских текстах элита богов (семейство АнУ).
** - шумерские младшие боги, до создания людей работали на тяжёлых работах (в шахтах, рудниках). Восстали против малочисленных анунАков. Об этом есть сведения не только в шумерских и аккадских текстах, но и в источниках древних ольмеков и других американских аборигенов.
*** - есть гипотеза, что пирамида Хеопса - не гробница, а завод по переработке воды в топливный водород. Алан Ф. Элфорд в книге "Боги нового тысячелетия" приводит схему работы этого завода и многочисленные доказательства применения для строительства пирамид техники современного уровня и даже более совершенной. Что время строительства пирамиды намного древней общепризнанного, есть доказательства во многих работах. Например, у того же Алана Ф. Элфорда, у Блаватской, Закария Ситчина и др.

V

Ну, вот и взлёт. АнУ спокоен,
К своей жене идёт в покои.
Она следит в иллюминатор,
Как превращается экватор
В полоску жёлтого песка.
Прекрасным пальцем у виска
Она стирает пыль и муку.
АнУ целует её руку:
"Не плачь, ведь ты ещё вернёшься,
Ты молода и ты дождёшься
Смиренья нашего светила.
Но разве жизнь нас мало била?
АнтУ*, да что с тобой родная?"
Слезу с бездонных глаз роняя,
Она, не отрывая взора,
Застыла в ужасе. За шторой,
В окошке круглом, страшным шаром
Пылал неистовым пожаром,
Их карлик - злобный терминатор!
Он догонял их! Вот театр!
Лизал огнём иллюминатор,
Тянул неистовые руки
К обшивке гордости науки.
"АнУ! Он нас сейчас догонит",-
АнтУ от страха только стонет.
Но на лице АнУ не дрогнул
Ни мускул. Примитивных формул
Расчёт дался ему не трудно -
До тысячных долей секунды
Рассчитан им последний взлёт.
Нет, ум его не подведёт.
Один лишь миг! Пожар случится!
Вот должен двигатель включиться.
Лишь миг! Всё сделано, как надо.
Уже ли этот риск оправдан?
"Оправдан", - думает АнУ ,-
"За риск не жалко и жену!"
Старик! У риска ты в плену!
Ты с карликом играл, АнУ?!
Он вас почти огнём лизал,
И вот он слабой вспышкой стал.
Ты выиграл с огнём игру,
Теперь ваш путь на НибирУ.
Да, это место не саванна:
Она горячая лишь ванна,
Под вечно чёрным низким небом.
Она не взращивает хлеба,
Там не хватает кислорода,
На ней всегда одна погода.
Под сим холодным небосводом
Иной не выдержит и года.
Там жил АнУ лет тысяч двести!
Один ли жил, с семьёю вместе,
Ах, в душу, вы к нему не лезьте,
Он к ней летит, к своей невесте.

* - странно, что имена главного бога и его жены - богини так похожи. Возможно, это имена нарицательные и просто обозначают главного бога и жену главного бога, а совсем не имена. Тем не менее, современная трактовка древних текстов представляет слова "АнУ и АнтУ", как имена богов.

VI

В каких ещё пространствах Время
Не сможет измереньем лечь?
И даже там, где разум дремлет,
Оно разумно будет течь.
Всему назначен в этом мире
Свой звёздный час и свой черёд,
Лишь Время сквозь себя в эфире
Посмертной поступью идёт.
Ни ты ли в прошлом знак забвенья?
Ни ты ли в будущее нить?
Ты ль в настоящем миг прозренья?
Тебя ль в неверности винить?
Так дайте время свет пролить!

Когда-нибудь на эту повесть
Прольётся свет через века.
Ну а пока моя лишь совесть
Рисует образ старика.
Он не старик, он старец статный,
В седом окладе бороды,
Иконописцем за труды
Он обрамлён в иконе златом.
Вот вам приданья старины!
Так люди не имут вины,
Так люди сраму не имут.
АнУ, мой бог, зачем все лгут!
Твой взгляд суровый и прямой -
Вот образ истины самой!

АнУ летит, летит и время.
А мы? На верном мы пути ль?
А может мой рассказ лишь бремя,
Былых библиотек утиль?
Он век летел по назначенью
И тридцать жил на НибирУ.
Тех я не знаю приключений,
Я фактов с неба не беру.
Додумать я могу, что знаю
Из редких текстов древних лет,
Но мне пришлось идти по краю
Дописывая, сей сюжет.

Но вот скитаний средь созвездий
Планета совершила круг,
И, как на плоскость острых лезвий,
Явился Солнцу "старый друг".
АнУ, прощаться с сыновьями
Настала горькая пора.
Тебя не будет больше с нами,
Теперь к Земле летит "Гора".
"ЭА и Эль, что ваши лЕта,
Нет вашей повести новей ",-
Он править праведно планетой
Благословляет сыновей,-
"Досталась доля вам, поверьте,
Намного лучше, чем отцу".
АнУ, пора не мучить сердце,
Здесь сантименты не к лицу.
Ещё ты встретишься с сынами:
На три с полтиной тысяч лет
Всего, разбег чужих планет
Разлукой будет между вами.

Вот НибирУ покинет скоро
Столь верных Солнцу сонм планет.
Она спешит к иным просторам,
Послав на Землю, свой привет.

Полёт с посадкой на Юпитер
Не долог был. Он просто зритель
Тех необычных представлений.
Он дал им массу наставлений
Своей во льдах горячей массой
И проводил с такой гримасой,
Что не забыть братьям до смерти
"Гостеприимство" этой тверди!

VII

Как в самый свой последний день
Земля моя цвела.
Вдруг ей свою явили тень
Нездешние тела.
Земля не знала этих лиц,
Впервые шум ракет,
За миллиарды сонных лет,
Она встречала свой рассвет
Тревожным криком птиц.
И как знамение с небес:
"Твой Бог проснулся!"
Реликтовый великий лес
С "Горой" столкнулся!
И блеск обшивки корабля
Затмил величье гор.
Встречай своих богов, Земля,
Свой подвиг и позор!!!

 
owlДата: Пятница, 08.10.2010, 03:35 | Сообщение # 7
Местный житель планеты N
Группа: Друзья
Сообщений: 592
Статус: Offline
Часть 2. Энки и ЭнлИль.

От автора (личное) :

И сказал Змей:
'Не много у тебя мирры,
А то, что есть - ладан'.
('Потерпевший кораблекрушение' папирус 1115)


'Где ты сейчас, мой бог-изгнанник?
Земля - потертый многогранник
Кружит, как яблочко на блюде.
Ты эту сказку вверил людям,
А сам, усталый пилигрим,
Покинул нас с мечтой - Фетидой*.
С тех пор смывают серый грим
С небес слезами нереиды.
Вернись назад великим богом,
Единым или в пантеоне:
Тем богом, что плывет в пироге,
Что плещется в ночном озоне
На горизонте красным телом...
Вернуться богом, знаю, смело.
Не ты грозил нам мором, гладом
Верхом на облаке над миром,
Смотри - у нас один лишь ладан,
И не осталось больше мирры'.

Но в блеске молнии-трезубце,
Как гром с небесной вышины,
Я слышу: 'Как же мне вернуться
С небес на Землю без войны?'


Фетида* - древнегреческая богиня, по предсказанию мойр должна была родить сына, который превзойдет могуществом своего отца, Зевса. Если бы богам удалось выдать замуж Фетиду за Зевса, то боги и люди избавились от бога-тирана. Здесь подразумевается версия, что ЭнлИль в последствии Зевс (боги прятались в разных странах под разными именами), или Зевс потомок ЭнлИля.

I

О, сколько же Земля хранит
Великих, страшных тайн.
В песок спрессован и гранит
Глубокий сон окраин.
Им прошлое молчать велит -
Столь краткий век людской,
Упреком древних пирамид
Лишь с быстротечною рекой
Сравним, а в корень зрит
Не человек, а сапрофит,
Кричащий с древних троп:
"Вот век ещё один убит,
Гробница жаждет гроб!
Несите гроб в её уста
И замуруйте так,
Чтобы людская суета
Над ним воздвигла Мрак!"

Я в этот "мрак" лечу с тобой!
Стотысячный виток
Назад, мой шарик голубой,
Ты строил сеть дорог.
Стальные птицы, города
Врезались в небеса
И сок с библейского плода
Гнал в море паруса.
Всё это после тысяч лет
Божественных трудов
Известных братьев. Древний след
Прольёт нам клинописью свет
На трудный путь богов.

II

Итак, мы на пороге дня,
В начале тех дорог,
Когда не пожалел "Огня"
Тебе, Земля, твой бог.
Он, лишь ступивший с корабля,
Обнял тебя, Земля!

Сам Энки вышел посмотреть,
Как тучи день сгущал.
Он так уверен, эту твердь
Он в мыслях ощущал
Давно. Он столько лет мечтал
Об этой маленькой Земле:
О битве волн и скал,
О влажных росах на стебле
С изгибом всех лекал.
В плену магических зеркал
Среди теней её искал
С печатью жизни на челе,
Но страшный времени оскал
Жёг жизнь на корабле.
Теперь же пред тобой лежит
Вся эта благодать,
Всё в страхе пред тобой дрожит,
Всё в руки можно взять.
Вот вся в земле твоя рука,
О чём теперь печаль?
Твой лес, поля! Твоя река!
Твоя Земля! Твоя ль?
И он почувствовал спиной,
Как взгляд всю спину жёг.
Так смотрит только брат родной,
Нет, так никто не мог.
Все мышцы от него болят,
Такой у Эля страшный взгляд.
ЭА, чтоб этот взгляд прервать,
Решил дискуссию начать:
"Послушай, Эль, здесь, у реки...",-
Но он прервал свой слог:
Пред ним, сжимая кулаки,
В игру, пуская желваки,
Стоял ужасный бог.
"ЭА, не нужно красноречия,
Я б мог послушать, но...
Оставь жене запал сердечный,
Избрал себе давно
Я для эдема междуречье.
Итак, прощай, надеюсь встречи
Нам скорой не дано".
Эль в шем* садится, быстр, как пуля
И над землёй пчелиный улей
Уже из шемов загудел,
Эль взял с собой, что захотел.
Он обладал ужасным даром:
Хотеть! - Иметь! и вновь - хотеть!
О, небо, беззащитным шаром
Не допусти ему владеть!

* - в шумерских текстах небольшие летательные аппараты, на которых боги летали, исключительно, в пределах Земли.

III

ЭнлИль не счел своим уделом
Помощником быть брату. В целом
Он ненавидел Энки страшно
И лишь за то, что тот был старшим.
Свалив задачи тяжкой бремя
На плечи брата, он на время
Ушел в себя. Бразды правленья
ЭнлИль у Энки отберёт
Потом, придёт его черед!
Ну а пока пожить беспечно
ЭнлИль задумал в междуречье,
И вот его воздушный флот
Без боя чудный край берёт.
Эль междуречье властным взглядом
Обводит. Сделать райским садом
Он хочет девственную чащу.
Нет для него работы слаще,
Чем строить ровные каналы,
Вот он с практическим запалом,
Ведет их стройно в свой эдем
И разбивает сад затем.
В нём, то каскады водопадов,
То галереи с виноградом,
В нем хищники и жертвы рядом
С божественной едят руки.
Евфрат и Тигр - две реки
Хранят в объятьях этот край -
Здесь даже для игигов рай!

И в нём, божественных кровей
Жена ЭнлИля сыновей,
Рожает в роскоши и счастье.
Эль не допустит, чтоб ненастье
Спустилось над его эдемом,
Он даже громогласным небом
Бесстрашно может управлять:
Ему на облаке летать -
Забава детская, и дети
Уж научились штукам этим.
Он младшего, с любовью в сердце,
Назвал Ишкуром, Громовержцем:
Он будет страшным богом бурь,
Да, от отца вся блажь и дурь
Окажутся его основой,
Когда Авраму* Иеговой
Он назовётся в страшный день.
Потом в огне его лишь тень
Являться будет Моисею,
Я это утверждать не смею,
Но в первые евреев дни,
"Зови меня Эль-Шаддаи",-
Сказал он, гневаясь у входа
В дом праотца сего народа.
Эль-Шаддаи - запомнит тора -
Бог мест, где протянулись горы
По весям грозного ЭнлИля,
Но эти два десятка милей
Для сына зависти и злобы
Так мало, возвеличить чтобы
Свой род могучих Элохимов.
О, мне писать невыносимо
Об этом самостийном боге,
Он всуе даже в сладком слоге
Трепать не позволяет имя,
Поосторожней надо с ними,
Со всеми именами теми!
Что ж замолкаю я. На время!

* - Авраамом он стал называться только после заключения со своим богом завета, в котором бог обещал размножить род Моисея. Взамен требовал у этого народа почитания себя единым богом. (Первая книга Моисеева, Бытие, глава 17).

IV

Оставлю я библейский сад
И время поверну назад,
Когда мой Энки в изумленье
Стоял под проливным дождем.
Земля, ужель твое знаменье
В том ливне было? Подождем.
В скоропалительных сужденьях
Мы правды вовсе не найдем.

ЭА, да ты блаженный бог,
И как коварный план не мог
Раскрыть? Когда ты брата знал!
Но ты растерянно стоял
Пока не прекратился ливень.
Ты так хитер и вдруг бессилен,
Обезоружен оказался,
Как только в небо Эль поднялся!
Ты мог бы, разметая пылью
Спалить лихую эскадрилью,
Чтоб прочим неповадно было.
За что же сердце так любило
Беспутного и злого брата?
ЭнлИль воздаст тебе когда-то,
Любовь, как трусость оценив,
Он о тебе бесчестный миф
Распространит в тысячелетья
Мы с вами знаем сказки эти!

 
owlДата: Пятница, 08.10.2010, 03:37 | Сообщение # 8
Местный житель планеты N
Группа: Друзья
Сообщений: 592
Статус: Offline
V

От южных африканских вод
До мест, где силы Нил берет
ЭА вложил великий труд.
А Нил - бесценный изумруд,
В златой оправе берегов
Стал центром всех земных богов.

И лишь промышленность наладив,
И центр "Космических идей"
Построив, Энки начал ради
Жены и маленьких детей
В долине рек, где много змей
Вить гнездышко, умом играя.
Там, где болота, из камней
Он заложил фундамент рая.
И в благодарность за труды
Возникла сказка из воды!
И, красоту садов висячих
Не оценить, один незрячий,
Другой - бездарный лишь могли.
На памяти моей Земли
Полет цветущей пирамиды
Садов земной Семирамиды*
Был лишь убогим подражаньем
Полету совершенства в камне
У Энки. Тысячи растений
Спускались с жаждой омовений
С небес до чистых отражений
В стекле неторопливых рек,
А после устремляли бег
К дворцам, террасам и беседкам,
И среди зелени, нередко,
Как шлейф разбившейся кометы,
Роз вьющихся, огнем букетов,
В безбрежных небесах ковер
Взлетал над раем, как шатер.

Богам не снилось это. Все же
Завистников его идей
Та черная отрава гложет,
Они его прозвали - Змей,
За то, что край, кишащий гадом,
Он сделал несравненным садом.
И каждый рвался на досуге
Попасть в эдем, что был на юге**.

* - висячие сады Вавилона называют иногда висячими садами Семирамиды, жены Навуходоносора (упоминает и описывает Геродот, как одно из "семи чудес света"). Я склоняюсь к другой версии из более древних текстов, что сады намного старше и достались вавилонскому царю по наследству. Эти сады строил бог Мардук, старший сын бога Энки, подражая своему отцу.
** - упоминается у шумеров, как город Эриду на Евфрате (на юге Междуречья) или в некоторых других источниках, как эдем на юге Африки в долине неизвестных рек. В Библии эти два эдема объединены в один (а как иначе в монотеизме), находящейся на четырех реках: Евфрат, Хиддекель (Тигр), Гихон и Фисон (Первая книга Моисеева, Бытие гл.2). С первыми двумя все понятно, а вот местонахождение двух других вызывает споры, потому я не уточняю в поэме, где был этот эдем, хотя склоняюсь к версии о южной оконечности Африки.

VI

Игиги, словно муравьи,
Трудились на Земле.
Руду в божественной крови
Не раз в кромешной мгле,
В проклятьях страшных и слезах
Омыли. Их на образах
Вы встретить не могли.
Но не они ли Угли жгли
И, раскалив сковороду,
Для грешников в своем аду,
Они такой же крест несли
И души тем свои спасли,
Что дОбыли руду.
Но вместо почестей, похвал
Достался им лесоповал,
Строительство в седьмом поту
Дорог, заводов и в порту
Уже великий флот стоял,
Когда их нищий род восстал.

Тот день настал, когда кортеж
АнУ, прибывшего из странствий
Встречали пышно. Свой мятеж,
Использовав плоды всех распрей
Правителей земных, игиги
Начать смогли весьма разумно.
Совет Национальной Лиги
Избрав, они явились шумно
К правителю Небесных Врат,
На площадь, на прием радушный,
Подав письмо. В нем каждый брат
К их участи был равнодушный.
"Вместо того, чтоб делать дело
Соревновались в мастерстве
Строительства своих уделов,
В местничестве, а не в родстве.
Вот так друг друга ненавидя,
Они перекрывали план
По смертности. И по телам
Поднялись, наших слез не видя", -
АнУ читая эти строчки
Заметил, как из малой точки
На горизонте вырастал
Безбрежный рев. Их род восстал,
Игигов, сломленных судьбой.
И тучей в выси голубой
Летели шемы, непослушны
Элите малой, равнодушной.
Теперь попавшей под прицел:
Терпению настал предел!

АнУ склонился над посланьем,
Вот долгожданное свиданье,
Чем омрачилось для него.
Он знал, он чувствовал! Всего
Лишь сотня тысяч трудных лет
Прошла с тех пор, как страшный свет
Больного солнца их изгнал
С родной планеты. Предсказал
Тогда АнУ событья эти,
И что виновны, будут дети.
Когда ж, АнУ, ты промахнулся
Ты так любил их, что рехнулся
На воспитании своем -
Они не могут быть вдвоем.
АнУ, твоя ли в том заслуга?
Они уже хотят друг друга
На части мелкие крошить,
Чтобы игигов насмешить!

АнУ величественно встал
С высоких тронных постаментов:
Его спокойствию воздал
Последний бог, без комплиментов
Излишних. Можно говорить
АнУ способен усмирить
Любое дикое начало.
" Игиги, братья, так встречала
Меня одна родная твердь!
Мне так хотелось умереть
Под смертоносными лучами,
На Родине. Но думал - с вами
Я не простился навсегда.
Вернусь я умирать тогда,
Когда увижу ваши лица,
И, может быть, еще случится
Мне с вами выпить за столом,
Обнять друзей, но поделом
Мне, старому, такая встреча:
Я думал - ваша вера вечна
В мои законные дела,
Меня вот старость подвела", -
Так говорил АнУ и взором,
Суровым и прямым, позором
Он, как бы невзначай, клеймил
Игигов. Каждым словом бил
Он в сердце глупому народу.
И вот уже он про погоду
С главой игигов говорит,
В душе его огонь горит,
На нем он в мыслях главаря,
Уже изжарил, но царя
Непринужденно, улыбаясь,
Он говорит: "Я каюсь, каюсь!
Недоглядел проблемы в целом..."
Вот так смогли из-под прицела
Разбушевавшейся толпы
Они уйти. Ведь так глупы
Игиги: чтоб убить верхушку
Правления, одной лишь пушки
С хорошим выстрелом хватило б,
Чтоб всю семейку их тротилом
Разорвало на части мигом:
И все досталось бы игигам.

Но вот АнУ их жизни спас,
Жаль у богов иконостас
Не пользовался уваженьем,
Не то, АнУ изображенье,
На нем сияло б продолженьем
Того красивого сраженья.

АнУ, ты выиграл им время,
Теперь, по крайней мере, племя
Восставших можно уничтожить,
Но кто же их семейства множить
Богатства будет на планете?
АнУ сказал: "Решайте, дети,
Как поступить с проблемой сей.
Что скажет Эль, я знаю. Змей,
Скажи, мой умный хитрый Энки,
Мне нашептали эти стенки,
Что ты бог-Змей теперь зовешься,
Я вижу, что ты в бой не рвешься!"

Вот Энки выдержал достойно
Минуту паузы. Спокойно
Он изложил проект безумный,
Но в этот час лишь он разумно
Способен мыслить был. И вот
Он все под свой контроль берет.
Игигам пишет с уваженьем,
С идеей странной, предложенье.
Замену, обещав создать
Игигам, просит подождать
И усмириться им на время.
А после, всей работы бремя
На биороботов падет,
Что он рабов тех создает,
Как только с НибирУ прибудет
Необходимый инструмент
Поклялся. Кто его осудит?
Скреплен печатью документ,
Подписан старшими богами.
Вот так далекими веками
Готовился для нас приют.
Дожди слезами лишь прольют
По нашим душам в причитанье.
Какие ждут нас испытанья?!
Какие нас несчастья ждут?!
 
owlДата: Пятница, 08.10.2010, 03:40 | Сообщение # 9
Местный житель планеты N
Группа: Друзья
Сообщений: 592
Статус: Offline
Часть 3. Бог и Ева.

От автора (личное):

Мы помним всё: наш древний темный дух
Ах, не крёщен в глубоких водах Леты!
(Максимилиан Волошин).


Бог солнца ходил бороздой
По небу в том призрачном мире,
Был полюс Земли на Памире,
А Вега - полярной звездой.
Двуречье и кедровый лес,
В снегах ледяные отроги,
По лестнице, что до небес
Спускались всесильные боги.
Я видела лики святых
И слышала песнь херувимов,
Рабы на предгорьях крутых
Согнулись у всходов озимых.
Я грелась с утра у золы
И шла с караваном верблюдов.
Встречала и добрых, и злых
И множество всякого люда.
Смирилась я жить на войне,
И с участью переселенца,
И в жертвенном страшном огне
Я слышала крики младенцев.
К кострам подходили Мужи,
Мы в страхе бросались им в ноги,
За пазухой, пряча ножи
Напрасно - все ведали боги!
Ваал у огня танцевал,
Тем ритм, задавая Вселенной,
И жизнь не казалась нам тленной,
Когда она жертвой была.
На месте, где вырос цветок
Другие цветы в увяданье
Дарили свой жизненный сок
И силы с последним дыханьем.

Прекрасные гибли Миры,
Чтоб нашей Вселенной родиться,
И чтоб её сердцу забиться
На тризне справлялись пиры!

I

Прошли века, тысячелетья,
ИгИги ждали и отметим,
Уже винили в тяжкой доле
Наследников своей неволи.

Но вот надежда к ним вернулась,
В тот день, когда земли коснулась
Богини царственной нога.
И к обездоленным богам
Она с улыбкой обернулась.
Она, 'Владычица ребра',
'Создательница жизни новой',
Сказала НИнти*: 'Что ж, пора!'
Её 'Священною коровой'
За что-то люди прозовут.
Тысячелетия пройдут
И это позабудут имя,
Что были созданы богиней
Забудут люди, этот труд
Припишут злые поколенья
Другим и эти наставленья
Нам в души накрепко забьют.

Сам Энки управлял процессом,
Его жена, сестра - принцесса,
Богиня шЕмов - НинхурсАг** -
Все помогали НИнти. Так
Уже лежали на полу
Четырнадцать форм-тел лу-лУ***.
Как создавалось это чудо
Подробно я писать не буду.
Клонирование известно,
Но то не факт! - другим процессом
Мог оказаться этот труд.
Когда шумеры нам не врут:
Процесс описан странно, сложно,
Я к этой теме осторожно
Лишь прикоснусь, насколько можно.

* - 'Пока здесь присутствует Богиня Рождения,
Пусть она сотворит простого рабочего.
Пусть он пашет землю, пусть он снимет бремя труда с богов!' (из шумерской поэмы 'Атрахасис'.)
Нинти на шумерском языке означает 'Богиня или Владычица ребра'. Думаю не надо пояснять, что 'ребро' всего лишь неправильный перевод слова 'TI.IT' или 'tit', которое не только в Библии, но и в другом древнем тексте выглядит более чем странно. Я еще к этому вернусь в поэме.

** - ' Я госпожа. АнУ определил мою судьбу:
Я дочь АнУ.
Энлиль добавил к моей великой судьбе -
Я его сестра - принцесса.
Боги вручили в мои руки
Управление полетами Земля - Небо.
Я мать воздушных кораблей (shems)'. -

Это слова, как следует из одного шумерского текста, принадлежат самой богине Нинхурсаг. К сожалению, я не знаю его названия (цитата из книги Алана Ф. Элфорда).

*** - 'Нинти отщипнула четырнадцать кусков глины;
Семь из них она положила справа,
Семь отложила слева,
Между ними положила форму.
...Волосы она...
...Нож для отрезания пуповины...
Мудрая и учёная
Богиня приняла дважды семь родов,
Семь родилось мужского рода,
Семь - женского рода.
Богиня Рождения вызвала
Порыв дыхания жизни.
Они создавались парами,
Они создавались парами в её присутствии.

Эти создания были людьми, Созданные Богиней - Матерью' (из Атрахасиса)
В этом переводе они (эти существа) названы людьми. В этом есть некоторая неточность. В шумерских текстах они назывались 'LU.LU', по некоторым версиям это всё-таки 'некто' отличные от людей. Я буду придерживаться этой версии.

II

АнУ не делал наставлений,
Но захотелось представлений
Злопамятному. Под шумок
АнУ решил вернуть должок,
Или скорей сполна воздать
Лишь самозванцу по заслугам,
Тому, кого назвал он другом.
Настало время наказать
Его, зачинщика восстанья,
С которым пил Ану за братство
Нет, мало для него изгнанья
Небезопасно даже рабство
Того игИга анунАкам.
И вот АнУ идет к баракам,
Не брезгуя из их котла
Он ест, не ждёт пока дотла
Сгорят последние поленья
И говорит: 'Одно сомненье
ИгИги - други, у меня, -
Лицо, скрывая от огня
Пытается огонь унять, -
Сумеете ли вы понять
Необходимость этой жертвы.
Живой нам нужен материал,
Пока никто не умирал,
Когда ЭА эксперименты
Свои умело проводил.
Ещё никто не угодил
В могилу за благое дело,
Но чтоб рабов создать всецело
Нам нужен целый материал -
Для чьей-то смерти час настал!'

Такой минуты во Вселенной
Наверно не было ещё,
И никогда так горячо
Кровь не кипела в теле бренном
ИгИга. Но АнУ блистал,
Он среди страшных глаз искал
Одни глаза, лишь их сиянье
Убить - предел его мечтаний.
И вот он встретил этот взгляд
Того, кто понял слишком поздно,
Как ярко светят в небе звёзды
И то, что нет пути назад.
И смерть уже своею тенью
Легла на благородный лик,
В, горящие последний миг,
Глаза убитому оленю.

И этот леденящий ужас
Сменил великий вздох и крик:
'Мы отдадим того, кто нужен,
Вели нам праведный старик!'

Но ничего не говоря,
АнУ кивнул на главаря...

Где небо огненным рассветом
Пылало, будто шла война,
Там кровью самой первой жертвы
Земля была напоена.
Она узнала столько фальши,
Открыв свой предрассветный фронт:
В неё, как в бога глубже, дальше
Ножом врезался горизонт.
Кровоточили солнце, небо,
Как бог на жертвенник земной.
Его ли тело в зёрнах хлеба?
Его ли кровь блестит в одной
Иссиней капле винных ягод?
Его ль душа с крылами пагод
Летит за крыльями орла?
Одна лишь память умерла
О нём в языцех поколений,
Идущих к Богу без сомнений.
О, ты, помазанник на царство
Народом, неимущим прав.
Не богом, человеком став,
Ты завещал нам грех прекрасный -
Вольнолюбивый, гордый нрав!
Давайте всё же в знак признанья
Осколок глиняных писаний,
Помянем, не прельщаясь спором,
Сухой просвирой и кагором.

Вот так богам отдал бог душу.
В каких-то мифах он Пурушей
Зовется. Где-то безымянным
Остался. Он давно землянам
Лишь мнится человекобогом.
Меня вы не судите строго
За то, что версиям возможным
Не следую я непреложно.

III

Но бог с богами, что же с нами,
Но не дошёл до нас черед:
Существ с 'куриными' мозгами
Пока что Нинти создает.
Лу-лу, конечно, туповаты,
Им, в лучшем случае с лопатой
Даны способности справляться,
Но чтобы в шахтах управляться
Больших не надобно талантов,
И ни к чему им рост гигантов,
Чтоб в низких шахтах проходить,
Кайлом махать, да хоронить
Замученных до смерти братьев.
Да, разум им совсем некстати:
Селясь по восемь душ в углу,
Ума работа для лу-лу
Во вред пойдёт, начнут роптать,
А там, пожалуй, и восстать
Додумаются, как игИги.
Но анунАкам нужно двигать
Промышленность в других масштабах.
Разумный воин нужен, дабы
Свои пределы охранять.
И Энки думает создать
Венец божественных идей,
Существ разумнейших - людей!

Лу-лу, каким ты был на свете?
Ты жизнь любил? Рождались дети?
Что понимал ты в этом мире?
Ты на его жестоком пире
Был съеден пастью эволюций.
Твой век, как хвост у зайца куцей,
И заячьей судьбе под стать
Твоя, но я хочу воздать
Предшественнику по заслугам:
Ты человеку мог быть другом.
Но боги знали наперёд
Последствия. Они народ
Земной не зря создали разным
По расам, нациям и кастам.
В борьбе за веру и за паству -
Мы помним: 'Разделяй и властвуй!'

Так на Земле лу-лу не стало.
Они довольствовались малым,
Немного пользы для богов
От них. Вреда ж, как от врагов
От столь убогого умишка.
И вот по всей земле людишки
Селиться стали и плодиться.
Да, было чем богам гордиться:
Умел тот люд повеселиться,
Как боги думать и творить,
Он мог на равных говорить
С творцами. И уже затрещин
Не мало от красивых женщин
ИгИги получить смогли.
Но больше в сотни раз легли
Девиц с богами на перине.
И даже гордые богини
Заглядывались на мужчин.
И анунАк свой важный чин
Мог позабыть в стакане, чтобы
У чувственной земной особы
Часок-другой в гостях побыть:
Их создавали, чтоб любить!
Как это нежное создание
В борьбе земной за выживание
Остаться таковым сумело?
Нет, боги знали свое дело!
И женщин, женщиной рожденных
Уже игИги брали в жены*.

* - "Тогда сыны Божии увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали их себе в жены, какую кто избрал." (Первая книга Моисеева. Бытие, Глава 6).

IV

Бог Энки людям помогал:
Он их учил, лечил, не спал
В раздумьях долгими ночами.
О, сколько за его плечами
От тягот прятался народ.
Но кто оценит, кто поймет
Тот труд поверженного Змея
В войне за Землю и за души?
Мое несведущее племя,
Ты голос прАотцев послушай!
Тех, кто древнее патриархов
Библейских. Этот голос прахом
Ещё не стал, ещё есть память,
Она сердца умеет ранить
Всех тех, за Истиной идущих.
Тот голос 'Богом вездесущим'
Ещё совсем не уничтожен
И здравый смысл ещё возможен
В исканьях веры. Наши души
Рассудок не желают слушать.
Сомненья не пускают в двери.
За что так фанатично верим
Мы в образ доброго Творца?
Ни господина, ни отца
Мы в текстах древних не найдём
В 'Едином Боге'. Так пойдём
Со мной за голосом шумеров
Они нам множество примеров
Преподнесут. Тогда убогим
Трудом окажется для многих
Умов, Библейское Писанье,
Лишь избирательным списаньем
С забытых текстов того мира,
В нём только горькая сатира
Осталась от Великой Тайны,
Моя оценка будет крайней
Монотеизму наших дней
В поэме этой. Кто же Змей?
Он ни добро, ни зло - он личность,
И потому мне симпатичен.
Я преклоняюсь перед ним,
Быть без предвзятости к другим
Богам я, может, не сумею,
Но что же дальше. Дальше Змею
Приходит странное посланье.
В нем брат бессвязно о свиданье
Просил смиренно в первый раз,
Но чтоб без посторонних глаз.
ЭА не видя в этом проку,
Решил не обострять с востоком*.

ЭА у брата. Эль с порога
(Но что случилось с грозным богом?):
- Брат Энки, брось со мной войну,
Создай мне женщину одну...
- Зачем она тебе нужна,
Ведь ты женат, твоя жена..., -
ЭА был изумлен весьма,
Из строк сумбурного письма
Не понял он ни капли смысла,
Но чтобы брат таким был кислым!
Был Энки крайне удивлён.
ЭнлИль: 'Послушай, этот сон...
В моих мечтах и зрелых грезах
Отчетливо я вижу образ:
Земной цветок греха и страсти,
Наивности и чистоты,
Он так зовёт и рвёт на части,
Той женщины земной черты
Давно мою сжигают душу.
Мой брат, прошу тебя, послушай:
Создай прекрасное творенье
В том будет умиротворенье
Моей завистливой душе.
Поверь, не стану я уже
С тобой за власть, как прежде биться,
Когда моя земная птица
Взволнует эту плоть и кровь.
Могли бы мы договориться:
Тебе всю Землю, мне - любовь!'

* - надеюсь понятно, что здесь не идет речь о двух богах, как о представителях двух главных религий Земли - исламе и христианстве. Отнюдь, христианство - восточная религия. Я придерживаюсь версии, что обе эти религии идут от Энлиля.

 
owlДата: Пятница, 08.10.2010, 03:41 | Сообщение # 10
Местный житель планеты N
Группа: Друзья
Сообщений: 592
Статус: Offline
V

Как море ласковым приливом
Льнёт к каменистым берегам
И, как ребенок по слогам
Мир познаёт нетерпеливо,
Как звери, птицы к водопою
Стремятся, мучаясь от зноя,
В одном глотке ища блаженства,
Так боги ждали совершенства
Из рук великого творца.
Вот вышли братья из дворца
И боги, в первый раз дивясь,
Меж братьями такую связь
Увидели. Так поглотила
Их сон и мысли эта сила,
Она же их объединила:
Один хотел Её создать,
Другой же - Ею обладать.

ЭнлИль зовет к себе Адама.
Тот обнажен, в эдеме срама
Не знали бедные рабы,
Но каждый раб, такой судьбы
Желал себе, жене и детям:
В раю не загоняли в клети,
Как скот убогий ночевать,
Там с голоду овёс жевать
Не приходилось со скотиной
И там весь день не гнули спину
В полях под жгучими лучами,
И у печей, как воск не тлели,
Там можно долгими ночами
Гулять по брошенным аллеям.
Там можно жизнь продлить свою -
В раю, бесспорно, как в раю!

Адама в этот рай восточный
Эль выбрал методом поточным
Из множества других людишек.
Те гнули спины за излишек
Пригоршни грубого зерна.
Адама мощная спина
Тогда ЭнлИлю приглянулась:
Она, как стебелёк не гнулась
От тяжести земных работ,
Открытый взгляд, упрямый рот -
Все в нём бесхитростность и сила,
Такой садовник богу Илу*
И сторож был необходим.
Когда тот мимо проходил
Двух братьев, поглощенных делом,
ЭА приметил это тело.
В сырую ночь, что над эдемом,
Оно и под открытым небом
Не замерзало, не болело
И от трудов лишь здоровело.

Адам явился. Он не знал,
Что он всего материал
В руках великого творца,
Он верил в бога, как в отца
Наивный верует ребёнок,
Но эту веру нам с пелёнок
Какая-то дурная сила
За тысячи веков вдолбила,
Что человек - всему венец,
Но Богу - раб, а Бог - отец. (???)

Уснул Адам. А что за сон -
Вы знаете. Лишь удивлён
Он был пред этой процедурой.
Вот над распластанной фигурой
Склонились боги. День склонился.
Кто в этот миг не поклонился
Из душ земных земному праху?
Кто из землян не ведал страха
Пред тайной смерти и рожденья?
Но тексты древние сомненью
Подвергли сказку про ребро:
Чтобы вселенское нутро
Могло под ребрами ютиться?
Нет, эта сказка не годится.
Шумеры знали: слово 'жить'
'Ребром' возможно заменить.
Ребро - суть жизненная сила,
Так Библия перекосила
Весь смысл шумерского преданья.
Двадцатый век твои познанья,
Народ шумерский подтвердит:
То слово, что писалось: 'TI.IT**',
Не пресловутая часть тела,
А 'То, что жизнь в себе имело'.
Набор генома человека -
Вот, что от века и до века
Хранит в себе библейский слог.
Тот, кто писал, понять не мог
Первоисточника значенье,
Он был силен лишь в наставленьях.
Он многим преподал урок,
Тем, кто читает между строк.

*- тоже, что и Эль, ЭнлИль (я писала об этом подробно в первой части)
** - или 'tit'.

VI

Так, над вселенским райским древом
На черный небосвод земной,
Взошла звезда с душою Евы,
Чтоб в тело женщины одной
Сойти, когда прикажут боги.
Её небесные дороги
Закончатся в прекрасном теле.
Мне кажется, на самом деле
Так было. Но к чему сомненья
Я в этом вижу объясненье
Тому, что бог - отец людей.
Я среди множества идей
И версий эту предпочту,
Я подвести хочу черту
Под несуразностью библейской:
В ней столько мудрости житейской,
Ну, кто бы спорил с этим. Всё же
Мне поиск Истины дороже!

Когда луна к себе домой
На небосвод земной вернулась,
Рожденье Истины самой
Произошло. Она проснулась!
Звезда сошла на плоть и кровь,
Сама Вселенная, любовь
Вселила в эту душу девы,
В земную жизнь. Ей имя - Ева!

Но кто любить, тебя, достоин?
О, Ева, протяни ладони,
На них положит шар земной,
Чтоб стала ты его женой*
Великий бог в грешном похмелье.
Чтоб только бусинкой одной,
На шее женщины родной,
Тот шар качался в ожерелье!

Сам бог не знал, что сердце слева,
Что на губах бывает дрожь,
Когда те губы шепчут: 'Ева!'
Что власть, богатство - медный грош,
Что рай, где не гуляет дева
Не рай! И лишь её одну,
Чей взгляд в себя вмещает небо
И вод прозрачных глубину
Боготворил Великий. Где бы
Движенье рук, серёг, волос
Её, как ветра дуновенье,
Не оставляло в довершенье
После себя дыханье роз,
Везде не смел тончайший шёлк
Сжимать её в своих объятьях.
Весь райский сад пред нею смолк
И в мире нет такого платья,
Чтобы равнялось красотой
С её земною наготой!

* - комментарии к гипотезе, что Ева была женой бога, смотрите отдельным произведением "Был ли Адам первым на Земле и у Евы?"
 
owlДата: Пятница, 08.10.2010, 03:53 | Сообщение # 11
Местный житель планеты N
Группа: Друзья
Сообщений: 592
Статус: Offline
Был ли Адам первым на Земле и у Евы?

Давно ли нам Библию заменяли труды нашего великого вождя В.И. Ленина? А что мы знали из его трудов, кроме "учиться, учиться и учиться"? Да, в сущности, ничего! Только потом мы узнали, что "самый человечный человек" называл интеллигенцию нехорошим словом, призывал к террору и т. д. Но нам об этом потом сказали. Почему сами не прочли? Почему ждали, когда объяснят? Некоторые коммунисты до сих пор говорят, что Ленин этого не писал. Давайте возьмем его труды и прочтем! Но он нам уже не нужен. У нас теперь другой Бог, Единый, хотя и в трех лицах. Почему в трех? Нам, кажется, объяснили почему, правда мы не очень поняли, но зато мы верим, ох, как сильно верим! Примерно также сильно как в Ленина когда-то верили, нам и Библию читать не надо, нам все разъяснят, и мы все как один будем верить! А, если кто сомневается, экий богохульник, того заклеймим позором: кто не с нами, тот против нас!

Но давайте прочитаем все-таки Библию каждый своими глазами. Мы образованные люди, мы сами, как Бог, летаем, передаем на расстоянии и речь, и изображение, т. е. вполне обладаем способностями Бога. Зачем нам слушать комментарии к Библии, написанные темными людьми прошлых веков в угоду существующим тогда временам и правителям. Вот они нам говорят: "Пути Господни неисповедимы!" Почему неисповедимы? Разве нам запрещено обдумывать его пути? Вот она, Библия. Читайте своими глазами, думайте своей головой. Там так и сказано: "Имеющий глаза..."

Открываем книгу первую "Бытие". В первой же главе описывается, как Бог творит. Творит, заметьте, словом. Сказал: "Да будет!", так оно все и выходит. Творит один, и ни разу, за всю первую главу не назван Господом. Кстати, Господь, означает Иегова, это вообще-то имя. А потом, когда человека начал творить, сказал: "сотворим человека по образу Нашему, по подобию Нашему". Значит, когда раньше творил не обращался к себе на Вы, а тут вдруг вспомнил, что Он-то не в одном лице, а как минимум в трех. Не странная ли трактовочка бытует в начале III-го тысячелетия новой эры? И сотворил Он из праха земного (хотя мог бы, как и все остальное из одного только слова, наверно творцы все-таки разные: один из слова, другие - из праха) мужчину и женщину. "И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю. И обладайте ею, и владычествуйте над...всякими животными...".
Смотрите-ка, Бог благословил мужчину и женщину на размножение и никакого греха в этом не увидел. Для того Он их и создал. А потом, прямехонько, мимо рая, Он их отправил на Землю владычествовать над всем земным. И к тому же увидел Бог, что все это хорошо. Так и сказано в Библии: "хорошо весьма". И, если мы возьмем мифы других народов, в которых сохранились упоминания о сотворении человека, то все так и есть: сотворены были люди или из глины, или из кукурузы, или из праха - неважно, из подручного материала, а не словом. Причем не одним Богом, а сразу несколькими. А как только их сделали, отправили на землю размножаться.

Конечно, эти древние документы можно считать только мифами: на них нет водных знаков, как, впрочем, и на вашей Библии. А для чего на землю людей отправили? Не только господствовать над всеми земными и размножаться, а чтобы работать (а для чего еще, собственно, стоило возиться с прахом?).
Кстати, "работа" от слова "раб", не забыли вы, кто мы такие? Рабы божьи, в Библии так и сказано. Не забывайте об этом, когда приходите в храм и просите у Бога исполнить ваши желания. Разве господин выполняет желания рабов? Вообще трактовка о том, что "Бог - отец наш" имеет очень большую натяжку.

Во всем Ветхом Завете вы не найдете ни слова о том, что Бог наш отец. Читайте внимательнее, употребляются выражения: "Господь, Бог отца вашего", или "слушайте Господа, Бога отца вашего Авраама" и т.д. Не Бога - отца вашего, а, именно, Бога Авраама. Авраам наш отец, т.е. наш прародитель.
Причем "Господь" употребляется, несомненно, как имя, сама пунктуация об этом говорит. Как, например, мы сказали бы: "Вася, сантехник дома вашего".
В Новом Завете Иисус называет Бога "Отче". Но, кто бы из христиан сомневался, что у Иисуса Христа отцом был бог, только мы, люди, здесь причем? Кстати общается он с отцом не в синагоге, а на горе. А разве храм не дом бога? Правильно, дом другого бога, бога евреев, а не христиан.
И распяли Христа евреи, потому как не любит их бог других богов и детей их тоже. Я это не придумала. Откройте Ветхий Завет: не велит Господь Бог (Иегова бог) евреям даже браки заключать с язычниками, велит их убивать лишь за то, что у них другие боги.

Ладно, мы от темы отклонились. Переходим к Адаму. Кто же такой Адам? Человек! В Библии так и сказано - человек, но что он первый человек, нигде не сказано.
Да и речь о нем идет уже после всеобщего сотворения, во второй главе. Трактовка о том, что вторая глава нам выдает подробности первой, никуда не годится: получается, разные задачи стоят перед людьми в этих главах.

В одной - размножаться, в другой - ни в коем случае!
Во второй главе речь идет о конкретном боге, уже с именем, и о конкретной местности на земле. "И насадил Господь Бог рай, в Едеме на востоке: и поместил там человека, которого создал". Эдем, если это не название города, то, как минимум, резиденция Бога, причем сказано: "на востоке".
Значит, Эдем мог быть, как минимум, еще один. Например, на юге. В письменах древних шумеров упоминается второй Эдем, как раз, на юге, но уже другого бога. И Библия следующим текстом подтверждает это. Она подробно описывает место, где находится Эдем, упоминая четыре реки. Одна из них - Евфрат. Значит, речь идет о Междуречье, там только две реки, тогда две других, как бы они не назывались, указывают место другого Эдема. Но как с этим быть в монотеистическом опусе: пришлось писателям Библии на четырех реках разместить один Эдем (и мы как слепые котята даже не пытаемся отыскать эти реки на карте Земли!).

Но ведь это место явно на Земле! Следующие строки Писания подтверждают это. Упоминаются земли: Ассирия (неправда ли еще одно подтверждение расположения Эдема в Междуречье?), но даже земля Куш, местонахождение, которой спорно, все равно говорит о земном происхождении рая, ведь сказано "земля". Стало быть, рай на Земле, а не на небе, да еще и не один! А, вообще, что такое рай? В Библии сказано: "...посадил Господь Бог рай...", в котором были разные деревья, в том числе "дерево познания добра и зла" и "дерево жизни". Значит, рай - это всего лишь земной сад, хотя и с очень подозрительными деревьями. А то, что человека туда взял, которого создал, так написано: "чтобы возделывать его и хранить его", значит быть садовником и сторожем. Где написано, что самого первого? Дальше - интересней!

То, что Бог провел Адаму операцию под наркозом, это уже давно понятно. Ребро он у него вытащил или еще что (хотя представить господина Бога, выпиливающего лобзиком из кости женскую фигурку просто смешно!), но в век генной инженерии и клонированной овечке Долли понятно, что достаточно одной молекулы ДНК и... А в ребре сколько этих молекул!

В других же древних текстах сказано, что это и не ребро было, а только живая субстанция, перевели это слово неправильно, как и слова "прах земной". Не из праха нас Бог создал, а из живой земной материи. Но мы опять уходим от главной темы. Как не был Адам первым человеком, так и Ева не была ему женой. Да, была она ему кровь от крови, плоть от плоти, но не жена. Да, в Библии сказано, что привел Господь Бог к Адаму жену показать, только вот чью? Какая же она Адаму жена, если супружеские отношения между ними были запрещены Богом. Хотя и ходили они обнаженными в раю, но "греха не знали", тогда, как другие люди, не в раю, вовсю уже размножались. Этому и дальше есть подтверждения, я об этом еще скажу.

Итак, Адам был себе садовником, а женщина из его ребра (или с его ДНК) была женой, но не его. А чьей?

Сейчас узнаем. Появляется в раю хитрый змей, который, как в сказках, разговаривает человеческим голосом и вообще, обладает такими же познаниями, как сам Бог. Если мы Библию не считаем сказкой, не странно ли это? Все становится на свои места, если мы возьмем шумерские тексты. Да и во многих других древних источниках разных народов есть упоминание о боге - Змее.
Он обладал вполне человеческой внешностью (да и библейский Бог, судя по тексту совсем невездесущ, раз проглядел такое) и был одним из самых могущественных богов, с которым постоянно конфликтовал другой, такой же могущественный.
Есть упоминания, что именно его идея была создать рабов, нас то есть, и именно он имел Эдем на юге. Как он оказался в восточном Эдеме - не известно, но явно для того, чтобы досадить своему противнику. А, собственно, что такого он сделал? Что могло так раздосадовать хозяина восточного Эдема.

Подумаешь, дал женщине и мужчине "плод с дерева познания" и они познали друг друга. Что тут особенного, если их для того и создали? И что это, собственно, за познание такое "добра и зла"? Мы ведь тем и отличаемся от животных, что можем познавать и отличать добро от зла. Зачем тогда было нас создавать людьми, если быть людьми грех? Тогда тот, кто создал нас такими, тот первый и согрешил. Но вся эта несуразиться может проясниться, если понимать это познание, как познание добра и зла, совершенного богом, хозяином восточного Эдема, которое действительно было под запретом для его обслуги, а уж тем более для Евы, которая после таких познаний не замедлила познать Адама.

И вот Бог проклинает змея за содеянное и говорит ему странные слова: "И вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее..."
Ну что это за вражда такая, которая до сих пор понималась, как вражда между пресмыкающимися и женщинами? Где эта вражда, я ничего такого не видела?

Натяжка и очень - очень сильная! На самом же деле, хозяин восточного Эдема угрожает богу-Змею тем же, что и он для него сделал: положил вражду между ним и его женой (Евой), раскрыв Еве про него, ее мужа, некоторые неприглядные факты. И про семя не зря говорится в этих словах, так как Ева уже носила под сердцем ребенка своего бога.

На многих древних барельефах и рисунках Еву изгоняют из рая уже с приличным животом. Почему такие проклятья извергаются на бедную Еву? Ревность - вот главная причина! И почему рожать ей придется в муках теперь понятно: не в резиденции самого бога, а на прочей территории, вместе с остальными людьми.
Ну и все прочие земные горести, обещанные Адаму и Еве в страшном гневе их богом, становятся очевидными. Мы вполне можем представить, какая жизнь была у людей вне резиденции богов. Обслуге в Эдеме, конечно, жилось лучше, чем остальным рабам, работающим большей частью в шахтах по добыче земных ресурсов, в том самом Гадесе или аду (не буду на этом останавливаться, есть источники подтверждающие это).

Но была еще одна причина, по которой выгнали Адама из рая: "И сказал Господь Бог: вот Адам стал как один из Нас, зная добро и зло: и теперь как бы не простер он руки своей, и не взял так же от дерева жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно. И выслал его Господь Бог из сада Едемского, чтобы возделывать землю, из которой он взят" (слово "взят" вовсе не означает "из которой он был сделан", здесь имеется виду: отправлен на родину).

Итак, Бог боится, что Адам сможет стать таким же, как Они, боги. Тот, кто достаточно интересовался этим вопросом, может возразить мне тем, что по некоторым трактовкам эти деревья были символами и вообще здесь все символично и аллегорично. Я знаю эти версии, но здесь мы обсуждаем другую, такую же спорную версию, как и остальные, но имеющую право на жизнь. И по моим предположения "дерево познания" могло быть аллегорией (бог-Змей просто кое-что поведал Еве, как я уже говорила, про хозяина восточного Эдема, но он так же мог рассказать ей и о том, каким способом добиться бессмертия. Вполне возможно, что для этого надо кое-что скушать и всего-то. Но здесь наличие живых деревьев или их символов не имеет большого значения).

Итак, что же теперь Адама отделяет от собственной божественности? Только одно - он смертен! Значит вечная жизнь это не наказание, а дар богов? Значит, Каин был не наказан за убийство брата, получив от Бога вечную жизнь? Почему Бог сделал Каину такой подарок? Дальше Библия и это объясняет и подтверждает мою гипотезу, что Ева была женой бога. Что же дальше? Адам вернулся на родину, туда, где жил вместе со своими сородичами до Эдема. Теперь, имея прецедент, возле "дерева жизни" Бог поставил охрану "херувима и пламенный меч обращающийся". Ничего себе вооружение! Но раз секретная информация просочилась в стан врагов...

Но и у Господа сердце не камень, хоть и изгнал он жену свою, привечает он обоих ее сыновей. Причем, первый, Каин, несомненно, их общий (тогда как имя младшего Авель означает только принадлежность его богу Элю, но не родство).

Читаем: "... и родила (Ева) Каина и сказала: приобрела я человека от Господа". Желая не обидеть свою жену, Господь уделяет больше внимания ее второму сыну Авелю. На что Каин, зная свое божественное происхождение, реагирует не адекватно.
Он не сомневается в том, что не будет наказан отцом. Вероятно, он и так предъявляет претензии отцу за то, что он, Каин, занимает не подобающее его происхождению положение. Он просто дерзит Богу (ни в одном древнем источнике, ни один человек так не разговаривал с Богом!): "...разве я сторож брату моему?".

Бог ругает Каина за убийство, но дальше их разговор более чем странный. Каин говорит: "...Ты теперь сгоняешь меня с лица земли, и от лица Твоего я скроюсь, и буду изгнанником и скитальцем на земле: и всякий, кто встретится со мной, убьет меня".

Интересно, кто же это убьет его, если людей всего-то на Земле трое осталось: Адам, Ева и Каин. Авеля уже нет, а других детей у Евы пока нет, вечную жизнь Бог еще Каину не даровал? Кого же ему бояться в столь короткий срок человеческой жизни. Значит, другие люди все-таки уже были на Земле! " И сказал ему Господь: за то всякому, кто убьет Каина, отмстится всемеро. И сделал Господь Каину знамение, чтобы никто, встретившись с ним, не убил его". Комментарии излишни! Поистине отцовская любовь слепа даже у богов. И не только Каин, но и весь род его, неспроста перечисленный в Библии, получил от Бога преимущества перед прочими людьми. Читаем про потомка Каина Ламеха: "... послушайте голоса моего; жены Ламеховы!...я убил мужа в язву мне и отрока в рану мне. Если за Каина отмстится всемеро, то за Ламеха в семьдесят раз всемеро". Похоже, всему роду Каина позволено безнаказанно убивать.

А что же Ева? Забыта ли она Богом? Нет. Несмотря на то, что в Библии говорится, что Адам в очередной раз познал Еву, все-таки слова Евы наводят на другую мысль: "Бог положил мне другое семя, вместо Авеля, которого убил Каин".
У Евы родился Сиф, и, если кто сомневается еще в личности его отца, читайте дальше: "У Сифа так же родился сын...Енос: тогда начали призывать имя Господа" (имя все-таки!).
Для чего им призывать Господа, если уже все свершилось, помощь вроде бы не нужна. Не для того ли, чтобы Господь посмотрел на своего внука?

А для чего, спрашивается, в Библии перечисляется родословная Адама от Сифа до Ноя, если, как выяснилось, Адам был не первым на Земле? Не потому ли, что этот род имеет божественное происхождение? Вы скажите: "Но получается, что сам Адам здесь и не причем".
Не забывайте, он был генным донором для Евы! Других объяснений для древнего Откровения, что бог наш отец, а в то же время мы рабы божьи, я не вижу. По крайней мере, другого вразумительного объяснения этому я не слышала.

К слову, от потопа был спасен только Ной с семейством, потомок Евы. Наверно это неспроста. В подтверждении моей гипотезы приведу еще одну цитату из Библии: "Когда люди начали умножаться на земле, и родились у них дочери, тогда сыны Божии увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали их себе в жены, какую кто избрал. ...как сыны Божии стали входить к дочерям человеческим, и они стали рожать им. Это сильные, издревле славные люди". Видно было с кого сынам Божьим пример брать!

Мы созданы "по образу и подобию божьему", стало быть, и богам ничего человеческое не чуждо.
Я никому не навязываю свою гипотезу, более того, у меня есть и другая. Я хочу только, чтобы современный образованный человек читал Библию своими глазами. Задумайтесь, в кого и во что Вы все-таки веруете.

Все цитаты из Библии. Не указываю конкретно, чтобы Вы сами нашли, если захотите, конечно.

 
Форум » Скрытые Миры. Планета Nefelana » Стихотворный Мир » Немного из творчества Светланы Аркадьевой (Язычница)
Страница 1 из 11
Поиск: