Приветствую Вас Гость
Суббота
28.01.2023
09:32

Космопорт "Nefelana"

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Форум » Большие миры Империи Лебедя » Крейсер "Иллюзион" » Доблестный имперский космофлот (Всяко-разно по теме =))
Доблестный имперский космофлот
HeysДата: Суббота, 15.01.2011, 19:37 | Сообщение # 41
Группа: Удаленные





 
HeysДата: Суббота, 15.01.2011, 19:37 | Сообщение # 42
Группа: Удаленные





 
HeysДата: Суббота, 15.01.2011, 19:38 | Сообщение # 43
Группа: Удаленные







Дневник спейсмарина.
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ


День 1
Прибыли на крейсер. Размещаемся.

День 2
Осматриваем крейсер. Здоровая же хреновина! Генри пошел искать сортир и заблудился.
Ищем.

День 5
Заходил сержант. Спрашивал куда делся Генри. Честно ответили что он пошел в туалет...
Правда забыли добавить что это было 3 дня назад.

День 6
Забили искать Генри. Да и сержант похоже тоже забил. Начинаются тренировки.

День 7
Первый день тренировки. Нас отвели в оружейную и выдали доспехи с оружием. Весь оставшийся день примеряли доспехи. Гарольд первым одел доспех. Оказалось что ему дали терминаторский. Поскольку новобранцем вот так сразу звание терминатора не дают, пошли выяснять в оружейную. Механикумы были в шоке. Они никогда не думали что из скаутской брони можно собрать доспех Терминатора.
Обещали подумать.

День 8
Сегодня нам показывали болтер. Здоровая дура. Да еще и весит как три мешка картошки. И отдача будь здоров! Дальнейшие тренировки отменили потому что у всех дрожали руки после стрельбы из болтеров. Пришел сержант. Сказал что оружейники дико извиняются за то что по ошибки выдали нам Хевиболтеры.

День 9
С утра приходил сержант и вяло поинтересовался, не видел ли кто его именного шлема. Пожали плечами и пошли на стрельбище. Выдали нормальные болтеры. Классная вещь! Увлеклись и израсходовали 4 ящика болтов. Оружейники объявили что стрельбище на время закрыто, т.к. им надо заново его отстроить. Ночью устроили пьянку по поводу удачных стрельб.

День 10
Ходили на утреннюю медитацию. Половина наших опоздало на час. Как нам говорили другие отряды, медитация была сорвана мощным храпом. Надеюсь это были не мы. Каппелан в шоке. Опять пили ночью.

День 11
С утра опять приходил сержант. С каппеланом. Пытались сделать нам втык за вчерашнюю медитацию. Большинство из нас даже не проснулись а остальные послали каппелана на (censored) Было построение на главной палубе. Все еще офигевающий каппелан не очень уверенно сказал, что 7мому взводу выносится выговор с понесением наказания. Когда построение кончилось Крис вспомнил, что "седьмой взвод" - это МЫ. Отрабатываем наказание. То есть прочесываем крейсер на предмет наличия противника. По кодексу надо было разбиться на пары, но мы решили идти всей толпой. Ведь так веселее!

День 12
Все еще прочесываем корабль. Нашли три заначки, секретный склад с оружием, и ящик водки "Терминатор". Заныкались со всем этим на складе с едой и закатили такую попойку, что все на крейсере наверняка подумали, что здесь собрались еретики.

День 13
Продолжаем прочесывание. Вдруг еще ящик водки найдем?

День 14
Водки нет. Не везет. Стало скучно. Зашли в ближайший склад продуктов и оторвали рога от туши барана и взяли пару кусков сырого мяса. Рога приделали к голове Гарольда, и натерли его доспехи кровью от мяса. После этого полкорабля бегало от него с криками "Хаосит!!!". Веселились так некоторое время. Когда в конце коридора появился отряд терминаторов в боевом построении, стало как то не смешно. Особенно Гарольду. Быстренько содрали с него рога и стерли кровь.
Пронесло...

День 15
Прочесали крейсер. Возвращаемся в казармы. Послушали что говорят члены экипажа. Оказалось обсуждают Хаосита появившегося на крейсере. Тихо посмеялись своей недавней шутке. Надо будет как нибудь повторить. Вдруг из темного угла на нас выскакивает обросшее, грязное, вонючее нечто с мычанием. И в шлеме - лица не видно. Дружно охренели. Реально хаосит! Запинали его ногами, и с предвкушением награды поволокли за ноги к сержанту. Сержант радостно запрыгал вокруг тела. Видимо тоже предвкушает награду. Довольные собой пошли спать. Заснуть после столь бурного дня никто не смог, так что опять нажрались.

День 16
Нас разбудил яростный мат сержанта, перемежающийся нецензурнвми словами. Когда все встали,
сержант рассказал нам, что на допросе вчерашнего хаосита выяснилось что это заблудившийся пару недель назад Генри. Оказывается он все это время бродил по кораблю пытаясь найти уже не только сортир, но и кухню с душем. Но туда его упорно не пускали
по причине некондиционного состояния. Помимо этого в надетом на него шлеме сержант признал свой шлем. Генри объяснил это тем что хотел использовать тамошнюю рацию. Кто ж знал что ящик из под торпеды, в котором сидел Генри, шглушит все сигналы? Когда мы его нашли, он так обрадовался что не смог
сказать нам ни слова и очень удивился, когда мы набросились на него с ногами и воплями "Мочи Хаоситов!!!".
Сержант сказал что он скоро поправится.

День 17
Тренируемся.

День 18
Сегодня вышел из медпункта Генри. Увидев наши радостные физиономии, сделал попытку забиться
обратно, но двери уже закрылись. К его удивлению мы поздравили его с выздоровлением и презентовали
последнюю бутылку водки. Он нас простил и обещал поделится водкой. Это он зря.
Вечером зашел сержант и сказал что с завтрашнего дня он будет делать из нас настоящих Космодесантников.
Ночью праздновали это дело бутылкой, которую отдали Генри. Правда только втроем и без Генри. Но думаем
он не обидится

День 19
Поскольку вчера пили мало, то встали рано. Это несказанно порадовало сержанта. Он отвел нас на полигон и объяснил боевую задачу. Нашей целью было пробраться сквозь огонь противника и захватить бункер. В качестве противников выступали сервиторы с лазганами. Мы начали нервничать но успокоились после того, как Крис с Лукасом расказали нам по секрету о том, что ночью они повытаскивали все боеприпасы из сервиторов. Так что после команды старта мы не поползли на пузе, а неспеша двинулись вперед, постреливая из болтеров. После успешного (еще бы!) завершения тренировки сержант еще долго не мог поднять челюсть с пола. В итоге втык получили оружейники.
После этого направились в оружейную. Но нас туда пускать не захотели. Видимо все-таки обидились за сервиторов на полигоне. Подумаешь, батареек им жалко! Зато у нас теперь по ночам лазерное шоу в казарме!

День 20
Сегодня был день чистки и починки обмундирования. Разбирали доспехи и болтеры. Крису под руку подвернулся плазмаган и он его тоже разобрал, слив плазму в ведро. У Лукаса укатился винтик под стол и он полез его доставать, в следствии чего задел задницей стол и теперь уже все части его болтера попадали на пол. Пока Лукас вылезал из под стола, все детали его болтера успели растащить. В итоге к этапу сборки болтеров у него оказался кожух, боек, три болта, тот винтик и еще пара деталек, которые он смог выклянчать у нас. Но болтер он все рано собрал, т.к. мы милостиво поделились с ним детальками, оказавшимися лишними. Крис собрал помесь болтера с плазмаганом. Подъехавший оружейник спросил, какой идиот выдал нам комби-болтер?
Покончив со сборкой болтеров начали собирать доспехи. У Гарольда опять получился Терминаторский доспех. Оружейники уже серьезно думают о том чтобы выдать Гарольду броню ИГ - уж из нее он ничего точно не соберет. Ну и пусть думают! Все равно на такого, как Гарольд, броня ИГ не налезет.
У Сирда почему-то вместо брони получилась нога Дредноута. Выяснив, что каким-то мистическим образом получилось так, что ее невозможно разобрать, решили оставить как сувенир.

День 21
Сегодняшние тренировки были посвящены стрельбе из того, что вчера собирали из болтеров. Только у половины отряда получились нормальные болтеры. У всех остальных не хватало половины деталей в конструкции. Однако неправильно собранные болтеры стреляли лучше чем нужно, а правильно собранные не стреляли вообще. Болтер Лукаса повел себя странно. Болты из него не вылетали а почему-то вываливались. Болтер криса стрелял не болтами, а плазмой. И в три раза мощнее чем ПлазмаПушка. Причина такого поведения болтера осталась загадкой даже для оружейников, т.к. они самолично вынули из него все детали плазмагана.
Вечером пришел злой сержант с механикумами. Поинтересовался, какой придурок слил плазму в ведро для мойки палубы. Мы предположили что это наверняка взвод из соседнего отсека. Сержант не поверил, и сказал, чтоб больше такого не было, не то в дыру уже провалились пять сервиторов и один офицер. А таскать их тела по лестницам из трюма никому не хочется. Извинились и обещали что больше такого не будет.

День 22
Сегодня у нас урок бронетехники. Показывали ЛэндСпидер и Рино. Правда зная наши загребущие руки, с них сняли все, что смогли отвинтить. Так что фактически нам показали лежащие на полу корпуса. Без двигателей и колес. Мы обиделись на такое недоверие, и ночью пробрались на склад, взяли части от техники, и собрали помесь Рины и Спидера. Крис сам не понял как так вышло, ведь он все делал по стыренной инструкции. Полчаса с матом разбирались с инструкцией. Выяснилось что это инструкция к Громовому Ястребу. Плюнули и решили испытать ту хреновину, которую собрали. Получилось нечно на гусеницах с прицепом на антиграве и реактивными двигателями. Полез все это испытывать Крис. Когда он дал газ, агрегат секунду постоял, а потом рванул с места на скорости в 200 кмч. с жутким скрежетом и ревом движков. Пролетев весь ангар длиной 800 м. почти мгновенно, он сочно впечатался в переборку с таким грохотом, что разбудил весь немаленький крейсер. Пока мы доставали Криса из под кучи металла с торчащими двигателями, прибежал сержант с половиной нашего отделения. После получаса мата, криков и угроз сержант решил, что пора отправлять нас на поверхность планеты.

День 23
Готовимся к десантированию. Зашел сержант и радостно объявил что десантируемся на Десантных капсулах. Объяснил это тем, что механикумы все еще очень на нас злятся за разобранный Рино и Спидер, и отказались дать Громовой Ястреб. Боятся что мы его до взлета разберем. Выяснили что десантируемся с соседним взводом. На каждый взвод выделили две десантных и одну грузовую капсулу. Грузовую забили ящиками с водкой и закуской. Оборудование выкинули. В крайнем случае одолжим у соседнего взвода.
Десантирование прошло весело. Всю дорогу до поверхности пели песни. Сержант никак не мог понять, почему мы не блюем. Ну он же не знает что мы заблевали весь ангар с капсулами перед выброской. Наконец-то приземлились. Здравствуй, планета!...

День 24
Выбрались из капсулы. Гарольда стошнило. Мы же ему говорили чтобы не жрал перед высадкой. После переклички выяснилось что приземлился в нужном месте только наш взвод. Связались по воксу с крейсером. Выяснилось, что при выброске второго взвода капсулы сошли с салазок из-за блевотины, которой почему-то оказалась залита вся стартовая палуба. В итоге капсулы просто выкатилились из люка и, кувыркаясь, улетели по неизвестной траектории и планете.
Строим лагерь. Сержант никак не может понять, почему вместо "Набора по строительству лагеря" в грузовой капсуле оказались ящики с водкой и закуской. Ну эт ничего! Он еще не знает что мы с его именным спальным мешком сделали...

День 25
Первая ночь в кое-как построенном из обломков ящиков лагере прошла успешно. Только ночью сержант будил каждого и спрашивал, какая сволочь набила его спальный мешок солеными огурцами. Естественно спросонья никто не мог этого вспомнить. Часикам к 11 все проснулись. Увидев сержанта, сидящего у газовой горелки с мрачной физиономией, спросили его, почему он пахнет солеными огурцами. Он ответил что ночью было очень холодно, и ему пришлось спать в своем спальном мешке, вытряхнув из него все огурцы. Позавтракали огурцами с водкой. Сержант собрал нас всех, и объявил цели тренировочной миссии.
Нашей первой задачей было связаться со вторым взводом и воссоединится с ним. Сержант достал связной терминал и начал налаживать связь. Спустя полчаса Безуспешных ковыряний Крис предложил свою помощь. Сержант посмотрел на него как на врага Империума, и заявил, что к терминалу он его не подпустит, потому что с Криса станется собрать из него (терминала) телевизор на радость взвода. Еще через час сержант принял решение поискать более выгодную для связи позицию, и, взяв двух человек, отправился в сторону ближайщего пригорка. Мы решили немного расслабится и выпить. Спустя час и ящик водки Гарольд нашел горку огурцов. И засыпал их в ближайший мешок, мотивировав это тем, что мешок и так уже огурцами воняет не по-детски. Еще через час вернулся сержант. Но без терминала и одного сопровождающего. Как он нам объяснил, он оставил одного дозорного а терминал упал в овраг и наверное разбился. Впрочем связь установили до этого так что у нас теперь были координаты второй группы высадки!

День 26
Ночью мы вдвоем с Крисом пробрались к тому оврагу, куда предположительно упал терминал. Довольный Крис прижимал почти не поврежденный терминал к груди, видимо предвкушая сборку телевизора или игровой приставки. Пришли в лагерь как раз к тому моменту, как сержант бегал по лагерю и вопил что-то про каких-то придурков и огурцы, которые он уже почему-то видеть не может. Не обращая на него внимания легли спать.
На утро сержант поднял всех рано и повел в сторону высадки второго взвода. Крис долго ругался, почему у него отобрали его терминал. Сержант заявил что это ЕГО терминал, на что Крис ответил, что это смотря как посмотреть. Сержант понял что попал и решил замять тему. Выдвинулись к цели. Спустя полдня мы были на место. Стоял небольшой бункер с колючей проволокой и минным полем. Наш сержант сказал что вот так надо строить укрепления! Спросили его, как он собирался строить бункер из ящиков из под водки. Он не нашелся что ответить и просто пошел вперед.
После встречи второго взвода выяснилось, что у них есть все нужное снаряжение. Но мы насчитали не десять, а восемь человек. На этот вопрос вотрой сержант ответил что перед посадкой в капсулы двое поскользнулись на субстанции, покрывавшей стартовую палубу, и получили многочисленные травмы....
Они немного поделились припасами и мы построили еще один лагерь поменьше. Заночевали.

День 27
Крис назло сержанту все-таки ночью собрал телевизор из терминала и мы всем взводом смотрели матч Сборной ИГ. Также Лукас, Гарольд и Генри тайком подобрались к ящикам второго взвода и стащили две трети боезапаса. Утром нас разбудили крики сержанта второго взвода. Он никак не мог понять куда делся его терминал и откуда взялся телевизор. Наш сержант нас не выдал, поняв что его терминалу больше ничего не угрожает и лишь злорадно ухмылялся. Общим военным советом было принято решение вернуться к месту нашей посадки чтобы забрать продовольствие.
Пришли на место и расположились лагерем. Две трети от двух взводов сели смотреть телевизор. Остальные начали складывать провизию в вещьмешки. Гарольд нашел какой-то удобный чистый мешок и запихал в него остатки соленых огурцов. Оставшееся время потратили на инвентаризацию и обустройство лагеря

День 28
Ночью нас опять разбудил сержант. Второй. Он не понимал, почему у него в спальном мешке лежат огурцы и еще что-то, похожее на винегрет. Гарольд сказал, что так называемый "винегрет" - это его вечером опять тошнило, а огурцы он запихал в первый попавшийся мешок. Он же не знал что по тонкой иронии это окажется спальный мешок второго сержанта.
С утра наш сержант был странно задумчив. Интересно почему? Ведь мы на этот раз ничего не делали. Когда его об этом спросили он молча указал нам на игровую приставку, подключенную к уже знакомому телевизору, и грустно сказал что он не может найти свой терминал. Вид у нашего сержанта был настолько жалкий что мы попросили Криса сделать небольшой передатчик. Он обещал сделать его, если хватит оставшихся деталей.
Несмотря на временную потерю средств связи, наша миссия продолжалась. Следующей нашей целью было добраться до старого аванпоста и активизировать систему планетарной защиты. Добирались долго. В течении пути Гарольд два раза чуть не упал в пропасть. Уже вечер, а аванпоста еще нет. Сержанты решили идти ночью. Наверное боялись огурцов и Криса.

День 29
Шли ночью. Приборов ночного видения у нас нет, а в темноте мы нихрена не видим. Мы ж пока только скауты-новобранцы... Утром вышли к аванпосту. Крис тут же заявил, что если эту грубу ржавого металла нам надо активизировать, то ему проще будет построить новую станцию из телевизора, приставки и чьего-нибудь болтера. Болтер никто отдавать не захотел так что было принято решение чинить.
Чинили весь день. Это было непросто, т.к. кроме пустых ящиков из под водки и кое-какого мелкого снаряжения ничего не было.
К вечеру починили и попробовали запустить. Как ни странно но станция заработала. Но почему-то отключились телевизор и приставка. Крис рещил было решать проблему своими методами, но его отговорили. Сержант связался с крейсером и сообщил что задание выполнено. Выяснилось что нам осталось выдержать атаку учебных сервиторов, которых сбросят ночью с орбиты.
Готовимся к бою. Второй взвод обнаружил отсутствие двух третьих всех боеприпасов. Предложили им эти боеприпасы по сдельной цене. Они скрипели зубами но доказать ничего не могли.

День 30
Ночью появились сервиторы с лазганами и огнеметами. Хорошо повесилились. Истратили весь свой боезапас и половину боезапаса второго взвода. В итоге очков у нас было больше раза в три. С крейсера пришло сообщение, что теперь задание выполнена и на рассвете нас заберут. Все обрадовались, включая второй взвод. Милостиво поделились с ними бутылкой водки, огурцами и закуской. Второй сержант даже не стал возмущаться, когда Гарольд уверенными движениями доставал из его спального мешка остатки соленых огурцов и другую закуску. Наш сержант от огурцов отказался, сказав что видеть их не может, и Гарольд накормил его винегретом. Сержант был доволен.
Утром прилетел Громовой Ястреб и разбудил нас ревом двигателей. Мы быстренько погрузились под пристальными взглядами механикумов и пилотов, чтоб мы ничего не отвинтили от корабля.
По прибытие на крейсер нас поздравили с успешно выполненным заданием и отправили доучиваться еще месяц на базу.
 
HeysДата: Суббота, 15.01.2011, 19:38 | Сообщение # 44
Группа: Удаленные





ЧАСТЬ ВТОРАЯ

День 1.
Ура! Наконец-то тренировки окончены! Наш взвод превратился из скаутского в тактический. Мы стали полноправными Космодесантниками.
Прибыли на орбитальную Крепость. Тут же закатили вечеринку. Сержант тоже решил с нами выпить по такому случаю. Ему налили бокал коньяка "Примарх". После третьего бокала сержант встал, покачиваясь как при варп-шторме, и пьяно объявил нас лучшим взводом космодесанта. Нас это так растрогало что мы налили ему еще. После этого он упал под стол и уже никого не беспокоил.
День 2.
Все еще празднуем. К нам присоединились два соседних блока. С техниками и псайкерами.
Напоили их.
День 3.
Поняли что техников поиля зря. Недавно пришел крейсер класса Император на ремонт, так его пришвартовали вверх дном. Крейсеру-то по барабану, а ящики грузить не удобно - на потолок падают.
Выяснили что нажравшийся псайкер - это очень прикольно. Они начали мигать, как стробоскопы, и предсказывать будущее всем подряд. Сначала они предсказывали всякую чушь, но потом один предсказал Гарольду, что тот бросит пить. Гарольд не понял шутки и дал псайкеру в зубы. Правда сломались при этом и зубы, и нос, и челюсть.
День 4.
Прибыл наш крейсер. Попрощались со всеми, забрали все что было в отсеке и погрузились на корабль.
День 5.
Летим в варпе. За окном прикольные картинки. Генри обнаружил, что если на них долго смотреть, то начинаются нехилые глюки. Стали смотреть в окно всем взводом. Втыкает.
День 6.
Все еще обосновываемся. Завтра пойдем к оружейникам и заодно осмотрим крейсер.
Генри с Лукасом все еще смотрят в стекло.
День 7.
С утра пошли в оружейную. По пути отлепили Генри и Лукаса от стекла. Это было непросто. В оружейной нам выдали комплекты полной брони и оружие. Решили разобраться с этим хламом завтра а сегодня отметить получение. По пути в отсек Генри с Лукасом опять залипли у стекла. Начали бухать.
День 8.
Встали с трудом. И какой идиот принес вчера водку "Леман Русс". Все же знают что она всегда паленая. И бьет по мозгам не хуже чем одноименный танк. Пошли в технический отсек. Разбираем снаряжение. Выяснили что нам дополнительно выдали Хевиболтер и мельтаган. Хевиболтер хотел взять Крис, но мы ему сказали что они цельнометаллические. Он подумал и отдал его Гарольду. Мельтаган взял себе Лукас. Опять опоздавший Крис сверлил его злым взглядом, но сделать ничего не мог. Боевой доспех десантника оказался классной штукой. В него было напихано столько электроники, что мы, увидев глаза Криса и капающую из уголка рта слюну, испугались за его рассудок. К удивлению оружейников да и самого Гарольда, у него не получился Терминаторский доспех. Зато то что у него вышло назвать "боевым" доспехом было сложно. Увидев выпирающее из под грудной пластины пузо и просвечивающие между листами брони волосатые руки и ноги оружейники обещали поискать доспех побольше. Празднуем это дело.
День 9.
Оказывалось нам надо теперь постоянно носить эти доспехи. Типа привыкнуть. Нам дали задание обучится обращению с доспехами. Изучаем. Весь взвод очень парадовала возможность ссать и срать прямо в доспех. Теперь можно бухать не выходя в туалет. Также порадовала сверх-сила, высокая скорость передвижения и встроенный компьютер. Весь день страдали фигней - испытавали новые возможности. Сначала играли в игру "кто выше прыгнет". Выиграл Крис, который, подкрутив ограничитель силы, со всей дури въехал башкой в стальной потолок оружейной. После этого он полчаса ходил спиралью и потом еще час рехтовал шлем, который был больше похож на сковородку после того как по ней раз десять проехался ЛэндРейдер. Потом испытывали скорость. Бегали наперегонки с холостой ракетой. Так как ракеты были самонаводящиеся было вдвойне весело. Крис оклемался после удара и тоже захотел поучаствовать в забеге. Подкрутив ограничитель он смог развить скорость равную скорости ракеты. Прошло полчаса. Крис все еще бегает от ракеты. Весь взвод пошел пить пиво. Когда вернулись, Крис и ракета валялись на полу. Крис сказал что его доспех почему-то отключился. Позвали оружейников. Они сказали что никогда не видели, чтобы сдыхал ядерный реактор доспехов. Решили на сегодня закончить.
День 10.
Ночной пьянки к великому разочарованию не вышло. При попытке взять бутылку она лопалась. Чертовы доспехи с усилителем. Пока разобрались что к чему, побили три четверти нашего запаса. Стали думать где взять хрючелово. Крис придумал гениальную вещь. Он переделал отходо-перерабатывающую систему доспехов так, что она производила спирт и пастообразную закуску. Испытывали систему. Все круто, только "спирт" воспламеняется при контакте с воздухом а "закуска" отдает говнецом. Чуть не избили Криса. Он обещал все исправить если его не будут бить.
Пошли на молитву. Лукас и Генри постоянно хихикали и шушукались. Создавалось ощущение, что они накурились в дым. У каппелана тоже создалось такое ощущение, но виду он не подал. На самом деле он и сам это дело любил, и курил ладан перед проведением молитвы, когда думал что его никто не видит. После молитвы Генри с Лукасом убежали в неизвестном направлении, идиотски хихикая. Надо бы выяснить почему. Тренируемся.
День 12.
Будили с утра Криса. Получалось плохо по причине того, что он был просто в каку пьяный и даже не понимал кто он. Из его безсвязного бормотания выяснили что он починил систему спирто-гонки доспехов. Окрыленные этой радостной новостью пошли на стрельбище. Опять извели туеву хучу боеприпасов. Попали всего три раза. Нда. Надо меньше пить.
День 13.
Крис наконец проспался. Сделал всем нам спирто-гонную систему. Спирт оказался охренительно мощным даже для десантников. После того как выпили по сто грамм, системы жизнеобеспечения заявили о том что весь взвод скончался. От неизвестного отравляющего вещества, которое по словам системы составляло 93% всей жидкости в организме. Пока были способны говорить, спросили Криса как он это сделал? Он гордо ответил что немного похимичил с ядерным реактором доспехов. Бухаем. Генри и Лукас опять куда-то свалили. Ну и хрен с ними.
День 14.
С утра не смогли даже встать с коек. Было такое ощущение что мы попали в варп-шторм. На тренировки забили.
День 16.
Отошли от памятной пьянки. Решили больше не пить. По крайней мере ТАК много. Пошли на тренировку. Еле-еле прошли первый этап на "легком". Нас отправили в мед-отсек на проверку. Апотекарии долго ругались и не понимали зачем им присласли столько трупов.
День 17.
Наконец-то нас отпустили из мед-отсека. Приводим себя в порядок. Тренируемся.
День 18.
Выяснили куда все время бегают Генри с Лукасом. Оказалось что они выращивают в главном шлюзе крейсера коноплю. От воздействия варпа ее эффект усилился раз в двадцать. Генри и Лукас не захотели делится куревом. Было принято решение их избить. Они испугались и решили таки поделится. Курим коноплю всем взводом. Втыкает. Используем мельтаган как прикуриватель. Проплавили пять дырок в корпусе. Спустя час у всех в голове появился Голос, шепчущий что-то о Хаосе. Слушаем. Довольно весело. Усиленная конопля дает о себе знать. Ржем над Голосом всем взводом. Голос стал запинаться, а потом смущенно замолк. Просили его рассказать что-нибудь еще. Молчит. Наверное обиделся.
День 19.
Курим. Пьем. Курим. Пьем. Курим.....
День 20.
Зайдя с утреца в уже родной шлюз подверглись нападению конопли. Она стала красного цвета и отростила зубы. Расстреляли ее из болтеров. Обидно. Курить теперь нечего, так что пьем с горя.
День 21.
Пришли механикумы с сержантом и сказали что нас будут учить обращению с техникой Космодесанта. По лицам механикумов было видно что они уже смирились с потерей всей техники на корабле. Как и с потерей самого корабля впрочем.
 
HeysДата: Суббота, 15.01.2011, 19:38 | Сообщение # 45
Группа: Удаленные





Три планеты Империума захватываются орками. Защищать первую посылается Имперская Стража, вторую - Ультрамарины, третью - Космические Волки.
Через какое-то время Император интересуется, как дела на планетах.
- О Всесветлый Император, орки набили морду Имперской Страже, а потом ушли с планеты.
- Почему?
- Сказали, им скучно стало.
- Так, хорошо. Что на второй?
- Ультрамарины набили морду оркам. Теперь туда перешли орки с первой планеты, и еще отовсюду бегут. Говорят, там хорошая драка.
- Послать Ультрамаринам подкрепление и пусть воюют. Что на третьей?
- О Всесветлый Император, запрети Логану Гримнару давать воинам столько пива!
- Да причем здесь пиво?!!! Что на планете?!
- Орки подрались с Космическими Волками. Потом вместе выпили пива и начали хвастаться подвигами и мериться клыками. А потом... потом... объявили друг друга союзниками и пошли бить морду Хаосу
 
HeysДата: Суббота, 15.01.2011, 19:38 | Сообщение # 46
Группа: Удаленные





Трое командиров, а именно Кровавых Ангелов, Империал Гард и Сёстр Битв, находясь в ангаре космического корабля спорят о том, чьи войска самые храбрые. Командирша Сёстр Битв подзывает одну из своих подчинённых и приказывает ей выпрыгнуть наружу. Та, нисколько не смутившись тут же выполняет приказ. Следом командир Кровавых Ангелов подзывает одного из своих морпехов и приказывает ему сделать тоже. С победоносным рёвом Кровавый Ангел чуть ли не сносит дверь напрочь и также выпрыгивает. Теперь уж и командир Империал Гард подзывает одного из своих солдат и отдаёт тому приказ выпрыгнуть наружу. Тот, вытянувшись по струнке рапортует: "Сэр, нет, сэр!" Командир Империал Гард поварачивается к своим оппонентам и говорит: "Вот это НАСТОЯЩАЯ храбрость."
 
HeysДата: Суббота, 15.01.2011, 19:39 | Сообщение # 47
Группа: Удаленные





задача стандартная - вкрутить лампочку...

"...Ультрамарины.
-Три штуки... Один вкручивает, второй прикрывает, третий листает кодекс Астартес и читает вслух, что там написано по этому поводу.

Несущие Слово.
-Этих сквод... Один вкручивает, Темный Апостол читает литанию и размахивает кадилом, остальные - дружно на колени и молятся за удачный исход предприятия Хаосу Неделимому!

Космические Волки.
-Тоже сквод. Точнее стаю. А также ящик лампочек и бочонок эля. Сержант вкручивает, остальные над ним ржут, рассказывают, что они сделали бы лучше, потом пьют за это, устраивают мордобой, разбивают лампочку... и по новой. Пока не кончатся лампочки или эль...

Орки.
-Этих надо много... первый десяток лампочек они потеряют, разобьют, кого-то уипет током насмерть... потом прийдет мекбой и вкрутит "да МегаЛампочГу!" Она, как пилотный проект, шарахнет, посечет осколками Орков и будет работа Болебойзам. А Мек вкрутит еще одну "да МегаЛампочГу!"

Берсерки Кхорна.
-Этих и пяти хватит. Один залазит на стол и держит лампочку. Тока крепко держит! Остальные хватаются за края стола и начинают бегать с воплями по кругу. Скоростной метод вкручивания товарища вместе с лампочкой в потолок.

Альфа-Легион.
- этим свет не нужен. Они лампочки наоборот выкручивают по подьездам да лифтам, диверсанты хреновы!..."
 
HeysДата: Суббота, 15.01.2011, 19:39 | Сообщение # 48
Группа: Удаленные







Ярость Кхарна.

- Кровь Кровавому богу! - проревел Кхарн Предатель, прорываясь сквозь град болтерного огня к Храму Высших Наслаждений. Болты рикошетили от его доспеха, не нанося никакого урона. Десантник Хаоса улыбнулся. Керамит древней брони защищал его уже десять тысяч лет. Он был уверен, что броня не подведет и сегодня. Воины вокруг него падали, держась за свои раны и крича от боли и страха.

Возложив новые души на алтарь Повелителя Резни, Кхарн маниакально усмехнулся. Сегодня Кровавый бог будет доволен.

Кхарн заметил, как впереди один из берсеркеров, чей доспех наполовину был расплавлен плазмой, упал, изрешеченный болтерным огнем. Берсеркер выл с гневом и разочарованием, зная, что сегодня принес Кхорну меньше жертв, чем обычно. Из последних сил умирающий воин подобрал свой цепной меч и одним быстрым ударом отрубил себе голову. Его кровь била фонтаном, утоляя жажду Кхорна.

Пройдя мимо, Кхарн пнул голову мертвого воина, закинув ее на парапет защитников. По крайней мере, мертвый соратник Кхарна подарил поклонникам резни пару восхитительных моментов перед смертью. В подобных обстоятельствах это была наименьшая награда, которой Кхарн мог одарить воина. Предатель начал взбегать по горе трупов, стреляя из плазменного пистолета. Один из культистов упал, держась за расплавленное лицо. Дитя Крови, демонический топор Кхарна, выл в его руках. Он размахивал им над головой, крича проклятия в болезненно-желтое небо демонического мира.

- Черепа для Его Трона! - кричал Кхарн. Со всех сторон берсеркеры подхватили его крик. Все больше снарядов пролетало мимо, но он игнорировал их как назойливых насекомых. Все больше воинов умирало вокруг него, но Кхарн стоял невредимый, благословленный Кровавым богом, зная, что его время еще не пришло.

Пока все шло по плану. Поток воинов Кхорна приближался по изъеденной взрывами земле к редутам культистов. Огонь артиллерии Титана Хаоса превратил большинство стен вокруг древнего храма в горы щебня, а отвратительные фрески, окрашенные во всевозможные цвета, были расщеплены на атомы. Непристойные минареты, окольцовывающие башни, были разрушены. Отвратительные статуи лежали словно огромные безрукие трупы, глядящие в небо мраморными глазами.

Пока Кхарн наблюдал за боем, несколько ракет превратили другую секцию защитной стены в окровавленные обломки, подняв огромные облака пыли. Земля затряслась. Взрывы грохотали подобно грому. Кхарн почувствовал жуткую радость от перспектив грядущего насилия.

Это было то, ради чего он жил. В такие моменты он мог доказать свое превосходство над остальными воинами. За десять тысяч лет своего существования Кхарн не испытывал большей радости, чем радость битвы, не испытывал большей жажды, чем жажда крови. Здесь, на поле боя, он был не просто частью сражения, он был здесь по зову сердца. Ради этого он отверг присягу Императору Человечества, это было его судьбой как космического десантника, подобно всем его собратьям из Легиона Пожирателей Миров. Он никогда не сожалел о том решении. Радость боя была достаточной наградой, чтобы оставить все сомнения.

Он перепрыгнул через яму, чье дно украшали отравленные шипы, и начал карабкаться по скале. Перелетев через небольшое ограждение, он приземлился ботинком прямо на лицо одного из защитников. Человек упал, и крича пополз назад пытаясь остановить кровь из сломанного носа. Кхарн взмахнул своим топором и прекратил его страдания.

- Умри! - орал Кхарн, прорубаясь сквозь толпу культистов. Дитя Крови был в бешенстве. Его зубья вгрызались в керамит, рассыпая искры во все стороны. Топор прошел сквозь доспех защитника, вскрыв тому живот. Противник начал отступать, путаясь в своих внутренностях. Кхарн прикончил его и повернулся к еще живым. Он махал топором направо и налево, убивая с каждым ударом.

В отчаянии лидер культистов начал выкрикивать приказы, но было поздно - Кхарн был уже среди них. Ни один человек не мог похвастаться тем, что столкнулся с Кхарном в ближнем бою и выжил.

Перед глазами мелькали цифры - 2,243, 2,244. Числа на древнем электронном счетчике убийств быстро увеличивались. Кхарн гордился этим устройством, подаренным ему самим Хорусом. Он усмехался. Число жертв в этой кампании быстро росло. Конечно, ему было еще далеко до его собственного рекорда, но это не значит, что он не собирался хотя бы попытаться побить его.

Люди кричали, умирая. Кхарн ревел, убивая всех, до кого мог дотянуться, упиваясь хрустом костей и брызгами крови. Остальные воины Кхорна пользовались ужасом, посеянным Предателем. Они взбегали на стены, расчленяя культистов. Деморализованные смертью лидера, поклонники Властелина Наслаждений не могли сражаться. Они были испуганы, они паниковали и пытались сбежать.

Эти жалкие дураки были достойны только смерти, Кхарн решил убивать всех, кто пробегал слишком близко от него. 2,246, 2,247, 2,248. Нужно сконцентрироваться на задании. Необходимо найти вещь, которую он пришел уничтожить - демонический артефакт, Сердце Желаний.

- В атаку! - прорычал Кхарн и устремился внутрь огромной каменной головы, которая служила входом в храм.

Внутри было тихо, грохот боя будто не мог проникнуть через стены. В воздухе витал странный запах, а стены были пористые и толстые на вид. Мерцал розоватый свет. Кхарн переключил системы датчика в своем шлеме, на случай, если это была какая-то иллюзия.

Из полуразрушенных дверных проемов появились одетые в кожаные накидки жрицы с масками на лицах. Они начали хлестать Кхарна кнутами, которые доставляли море боли и удовольствия. Другой человек на его месте был бы поражен такими чувствами, но Кхарн провел на службе своего повелителя тысячелетия, и то, что он сейчас испытывал, было лишь бледным подобием его жажды крови. Он разрубил змееподобную плоть кнута. Из обрубка потекла струя крови и яда, а женщина завопила, будто он разрубил на части ее. Кхарн заметил, что кнут был продолжением ее руки. Демонесса извернулась и вонзила клыки в рукоять топора. Кхарн потерял к ней интерес и убил жрицу одним быстрым ударом.

Задыхающийся крик гнева и ненависти предупредил Кхарна о новой угрозе. Он обернулся и увидел, как один из берсеркеров все-таки поддался злу кнута. Он снял свой шлем, его лицо было искажено мечтательной улыбкой, которая просто не могла появиться на лице избранного Кхорном. Словно во сне он накинулся на Кхарна, махая цепным мечом. Кхарн лишь рассмеялся, отразил удар и разрубил берсеркера.

Быстрого взгляда была достаточно, чтобы понять, что все жрицы, как и большинство его соратников, мертвы.

"Отлично", - подумал Кхарн одновременно с мелькнувшим в нем разочарованием. Он надеялся, что больше берсеркеров поддадутся искушению. Кхарн хотел опробовать свои силы в бою с настоящими воинами, а не этими поклонниками жалкого божества. Дитя Крови завывал и вертелся в его руке, словно грозя обернуться против хозяина, если тот не напоит его. Кхарн понимал, что чувствует топор. Он повернулся к выжившим, махнул им рукой и побежал в коридор.

- За мной! - кричал он. - Резня!

Пройдя сквозь гигантскую арку, десантники попали во внутреннее святилище храма. Очевидно, что они нашли то, за чем пришли. Свет лился через грязный стеклянный потолок. Понаблюдав немного, Кхарн понял, что он не проходит через стекло, но словно исходит из него. Рисунки на стенах жутко мерцали и перемещались. Они изображали, как толпы мужчин, женщин и демонов занимались всем, что только могли вообразить извращенные последователи развратного бога. Предатель отметил, что вообразить они могли многое.

Кхарн поднял пистолет и начал стрелять, но стекло поглощало энергию оружия. В этот момент что-то, похожее на насмешку привлекло внимание Кхарна к дальнему концу зала, где возвышался трон. Он был вырезан из камня, пульсирующего и меняющего цвет от янтарного до лилового, от лилового до розового. На этот водоворот красок было больно смотреть. Кхарн мгновенно понял, что это и есть Сердце Желаний. Чувства, отточенные за тысячи лет, не подвели его. Внутри находилась заключенная в ловушку сущность Демонпринца. Человек, сидящий на троне, был лишь марионеткой и едва заслуживал внимания Кхарна.

Человек смотрел на Кхарна свысока, будто бы он испытывал те же чувства, что и самый верный воин Кхорна. Левой рукой он гладил волосы обнаженной женщины, лежащей в его ногах будто домашнее животное. В его правой руке был зажат пылающий ярким светом рунный меч.

Кхарн зашагал вперед, бросая вызов новому противнику. Грохот заключенных в керамит ног по мрамору сообщил ему, что берсеркеры шли за ним. Через сотню шагов Кхарн оказался у основания трона, и какая-то сила заставила его остановиться и осмотреться. Предателя не волновало, что он был лицом к лицу с лидером культистов. У человека был взгляд бессмертного старца. Лицо его было очень бледным и изможденным; синяки под глазами частично скрывала косметика, большую часть головы закрывал шлем. Человек поднялся с трона, за его спиной развивался розовый плащ. Кожаные ремни опоясывали его обнаженную грудь, открывая взору загадочные татуировки.

- Добро пожаловать в Сердце Желаний, - его голос, мягкий и вкрадчивый, тем не менее, разносился по всему залу, приковывая внимание. Кхарн напрягся, почувствовав в нем колдовство. Он пытался сдержать ярость, разгорающуюся в его груди. - Чего пожелаешь?

- Твоей смерти! - заорал Предатель, чувствуя, что его жажда крови слегка поутихла под действием голоса.

Лидер культа вздохнул.

- Вы, последователи Кхорна, всегда ужасно предсказуемы. Эти ваши лишенные воображения реплики. Я предполагаю, что это из-за вашего маниакального божества. Однако не думаю, что было бы правильно винить вас в слабоумии вашего бога, не так ли?

- Когда Кхорн сожрет твою душу, ты заплатишь за свои слова! - снова проорал Кхарн. Берсеркеры начали высказывать одобрение, но с меньшим энтузиазмом, чем ожидал Кхарн. По какой-то причине человек у трона не был обеспокоен присутствием большого числа вооруженных воинов в своем храме.

- Сомневаюсь насчет этого. Понимаешь, моя душа обещана трижды благословленному, и если Кхорн не засунет свои когти себе в глотку или куда-нибудь еще, то для него наступят тяжелые времена.

- Достаточно!- выкрикнул Кхарн. - Умри!

- Ох! Будьте благоразумны, - произнес культист, поднимая руку. Кхарн почувствовал поток удовольствия, как от кнута, но в тысячи раз сильнее. Послышались хрипы и стоны его людей.

- Подумай! Ты можешь провести вечность, полную удовольствий, подчинившись нашему Повелителю, и отдав свою душу в его объятия. Все, что ты хотел, все, что ты желал, может стать твоим. Все, что требуется от тебя - принести клятву верности. Верь мне, это не доставит неудобств.

Пока человек говорил, Кхарну являлись видения. Он видел свою юность, видел то, что он имел до Восстания и Битвы за Терру. Все это было настолько осязаемым, что он чуть не прослезился. Он видел бесконечные банкеты, вино, лившееся рекой. На мгновение он ощутил на языке множество замечательных вкусов, а его мозг покалывало от удовольствия и возбуждения. Перед глазами замелькали изображения полуодетых девиц.

На мгновение Кхарн почувствовал непреодолимое желание предать Кровавого бога. Это было действительно сильное колдовство! Он затряс головой и впился зубами в губы, прокусив их.

- Ни один настоящий воин Кхорна не поведется на такие жалкие уловки! - проревел он.

- Восславься! - закричал один из берсеркеров.

- Слава Властелину Наслаждений! - прозвучал возглас другого.

- Позволь нам обожать его, - сказал третий и упал на колени.

Кхарн с недоверием уставился на своих воинов. Казалось, они не обладали железной верой в силу Кхорна, раз готовы были предать его ради пары жалких обещаний. В каждом лице, в каждой позе он видел готовность идти за человеком на троне. Он понял, что в такой ситуации можно сделать лишь одно.

Лидер культа почувствовал то же самое.

- Убить его! - прокричал он. - Предложите его душу Повелителю и вас ждет награда!

Один из товарищей Кхарна поднял болт-пистолет и спустил курок. Кхарн бросился в сторону, и снаряд прошел мимо. Кхарн вознаградил предателя ударом топора. Дитя Крови визжал, разрубая древний керамит на две части. Воин издал приглушенный всхлип и умер.

В этот момент на Кхарна бросились остальные берсеркеры, и он начал борьбу за свою вечную жизнь. Это были не обычные культисты. Новообращенные последователи Кхорна были полны жаждой крови. Удары обрушивались на Кхарна со всех сторон.

Огромный цепной меч чуть не пробил его рунную броню, болты отрывали куски доспеха. Кхарн дрался как одержимый, радуясь каждый раз, когда Дитя Крови забирал еще одну жизнь. Они были достойными противниками. Числа на счетчике убийств стремительно сменяли друг друга. 2,460, 2,461...

Кхарн увернулся от удара, оторвавшего один из черепов, свисающих с пояса. Предатель решил, что восполнит потерю черепом нападавшего. Он начал вращать Дитя Крови "восьмеркой", расчищая место перед собой и послав души еще двух берсеркеров извиняться перед Богом Резни. Безумная жажда крови заполонила мозг Кхарна, вытеснив даже усыпляющее внимание Сердца Желаний. Он превратился в машину разрушения, никто не мог противостоять ему.

Сердце едва не выскакивало из груди. Желание убивать было неконотролируемым, слух ласкал хруст костей и крики боли. Его пистолет забирал не меньше жизней, чем топор. Кхарн игнорировал боль, игнорировал любую угрозу его жизни, он жил ради боя. Он убивал, убивал, убивал…

Скоро все кончилось. Кхарн стоял среди кучи трупов. Через дюжины пробоин в броне сочилась кровь. Он понял, что последний удар, возможно, сломал ему ребро, но ему было все равно. Его переполнял триумф. 2,485. Кхарн почувствовал присутствие еще одной цели, и повернулся к фигуре на возвышении.

Лидер культа смотрел на него с отвращением и недоверием. Голая девчонка куда-то убежала.

- Верно говорят, - вздохнул человек. - Хочешь что-то сделать - делай это сам.

Мягкий голос притупил ярость Кхарна, он почувствовал себя уставшим. Культист сошел вниз, но Кхарн был слишком утомлен, чтобы парировать его удар. Рунный меч пробил его броню, по венам, подобно яду, растекалось удовольствие и боль. Призвав остатки ярости, он бросился в атаку. Он должен был показать этому слабаку, кто здесь истинный воин.

Кхарн нанес удар. Дитя Крови полоснул по татуировкам на запястье человека. В стороны разлетелись куски плоти. Послышался хруст костей, и кисть, отделенная от запястья, отлетела в сторону, еще шевелясь. Кхарн наступил на нее, и лицо культиста исказилось от боли.

Кхарн покачнулся. Голова культиста отделилась от плеч. Безголовое тело, все еще управляемое владельцем, подняло меч. Клинок коснулся Кхарна, и волна чувств прошла по его телу.

- Хороший трюк! - проорал Кхарн, чувствуя, как отрезанная рука извивается возле его ботинка. - Но я видел его раньше.

Он занес свой цепной топор над головой культиста и разрубил ее на части. Тело рухнуло на пол бесформенной кучей. 2,486. Кхарн почувствовал удовлетворение.

Предатель подошел к пульсирующему перед ним трону. Он увидел лицо прекрасной женщины. Невыразимо прекрасной и невыразимо злой. У нее были золотые волосы и синие глаза. Губы ее были красными, а маленькие клыки не портили ее совершенства. Она посмотрела на Кхарна, и он понял, что это и есть демон, пойманный в ловушку Сердцем Желаний.

- Здравствуй, Кхарн, - зазвучал голос в его голове. - Я знала, что ты одержишь победу. Я знала, что ты будешь моим хозяином.

Голос был волнующим. По сравнению с ним голос лидера культа был лишь жалким эхом. Но голос так же пытался ввести в заблуждение. Кхарн понял, что владеть демоном не может никто, даже падший космический десантник вроде него. Он знал, что его душа в опасности, что он должен сделать еще кое-что. Но снова и снова он отвлекался на голос демона.

- Сядь! Стань новым правителем этого мира. Сотри всех нарушителей с лица этой планеты.

Кхарн боролся с голосом, перед глазами пульсировал трон, ноздри заполнил сладкий запах. Он знал, что стоит ему сесть на трон, и он окажется в западне, так же как и демон. Он станет рабом и превратится лишь в слабую тень того Кхарна, которым был. Но тело не слушалось, его ноги медленно, но верно приближались к трону.

И опять разум Кхарна заполнили видения. Демон обещал ему все, что он только сможет вообразить. Он знал, что легко можно одержать победу. Достаточно было выйти наружу и объявить, что он разрушил Сердце Желаний. Он был Кхарном. Ему верили. После этого легко можно было соблазнить поклонников Кхорна удовольствиями и склонить их к рабству.

И разве они этого не заслужили? Они звали его Предатель, хотя все, что он сделал - вырезал тех бесхребетных слабаков, чтобы стать ближе к своему богу. Голос демона утих, видения исчезли, будто создание в троне поняло свою ошибку, но было слишком поздно.

Кхарн был предан Кхорну, и в его сердце было место лишь для одной вещи. Он предал и убил своих товарищей из Легиона Пожирателей Миров, потому что они не были верны идеалам Кровавого бога и надеялись сбежать с поля боя, когда оставалось еще столько противников.

Воспоминания придали ему сил. Он огляделся. Ноздри заполонил запах крови и расчлененных тел.

Он помнил радость боя. В комнате, полной трупов, с залитым кровью полом, он был один. Он осознал, что по сравнению с настоящим боем, удовольствия, которые сулил демон, были лишь бледной тенью. Кхарн размахнулся и со всей силой обрушил Дитя Крови на трон. Топор выл, пожирая грязную и древнюю душу демона. Предатель не чувствовал сожалений.

2,487. "Жизнь стала чуть лучше", - подумал Кхарн.
 
HeysДата: Суббота, 15.01.2011, 19:40 | Сообщение # 49
Группа: Удаленные





 
HeysДата: Суббота, 15.01.2011, 19:41 | Сообщение # 50
Группа: Удаленные





 
HeysДата: Суббота, 15.01.2011, 19:41 | Сообщение # 51
Группа: Удаленные





Ерошкин М.А.

Небольшой бредовый фанфик к "Легенде о героях Галактики".


Часть 1.

Ройенталь: Я бью два раза, второй раз по крышке гроба!
Шёнкопф: А когда я бью, даже в гроб класть нечего!
Розенриттеры: Командир, у вас к наплечнику прилип глаз!
Шёнкопф: Спасибо, это мой... Между прочим, господа имперцы могут уносить ноги. Кроме тех, что я отрубил. Они тоже мои.
Биттенфельд: Как - имперские ноги этому мяснику! Да я его!.. Нет, сначала задушу Оберштайна, а уж потом...
Адмиралтейство: Мы бы даже и помогли... с Оберштайном, конечно. Но он в хозяйстве полезен.
Розенриттеры: Командир, нас трое, а их триста! Что будем делать?
Шёнкопф: Н-да, как-то не очень честно. Нас ведь больше...
Оберштайн: Интересно, я один во всей Галактике арифметику учил?
Ян Вэньли: Вообще-то нет, просто я уже забыл за ненадобностью. У меня и так всегда с ответом сходится...
Розенриттеры: А мы подровняем, если что.
Шёнкопф (бросая топор и разрубая муху в полёте пополам): А вам слабо?
Лютц (сбивая из бластера комара, севшего на плечо Райнхарда): Топор - это не для интеллектуалов...
Райнхард: Лютц, я произвожу тебя в адмиралы флота!

Часть 2.
Райнхард: Адмирал Ян, я демократически избрал вас правителем Союза. "За" проголосовало подавляющее танками большинство.
Ян: Я так не играю.
Трунихт: Я тоже. Что я теперь буду делать?
Ройенталь: Как что? Лежать. В сухом прохладном месте.
Ян: Да я бы тоже поспал. Правда, в тепле.
Поплан: Кажется, мы по-разному понимаем слово "спать"... Юлиан, доложи адмиралу, что меня не будет до утра.
Кассельн: Юлиан, Поплан и Шёнкопф тебя плохому научат!
Шёнкопф: Уже научили...
Юлиан (бросая топор в пролетающую муху и промахиваясь): Упс...
Шёнкопф: Недоучили. Фредерика, доложите адмиралу, что Торхаммер вышел из строя ввиду... непредвиденных обстоятельств. Юлиан, руки-крюки, а ну марш на тренировку!
Фернер: Шеф, по агентурным данным Торхаммер на Изерлоне вышел из строя. Что будем делать в этой связи?
Оберштайн: Ничего.
Фернер: Но почему? Адмирал Ян временно лишился своего главного оружия!
Оберштайн: Во-первых, главное оружие у него на плечах, так что всё равно выкрутится. Во-вторых, наш обожаемый кайзер в порыве чувств может подарить Яну для замены что-нибудь... или кого-нибудь ещё. Например, Ройенталя. Торхаммер будет нервно курить в углу.
Ройенталь: А вот я не курю. Я только пью без просыху, и по бабам шляюсь. Кстати, как у них с этим на Изерлоне?
Шёнкопф и Поплан: Самим мало! Идите нах... на Хайнессен.
Хильда (просматривая присланные в адмиралтейство счета за спиртное): В самом деле, господа Двойная Звезда... Шли бы вы на Хайнессен! Там дешевле... А если пристрелите Трунихта, то и бесплатно нальют.
Ройенталь и Миттермайер: Считай, по-нашему, мы выпили немного... Не врём, ей-боги, скажи... Ой, кто это?
Прохожий: Памятник Але Хайнессену.
Ройенталь: Мы что, с ним вчера пили?
Миттермайер (мрачно): Ага, ты ещё сказал: "Несите больше, он крупный, ему много надо!".
Ройенталь (хватаясь за голову): Похоже, его долю тоже мы выпили... Ой, йоо...
Миттермайер (глядя на памятник): Ну, судя по тому, как его перекосило, он тоже принял участие... Или всегда такой был?

Часть 3.
Райнхард (сурово глядя на адмиралов, особенно на Двойную Звезду): Лорды, пэры, сэры, знайте чувство меры. Избегайте пьянства вы как западни... Миттермайер, ты что, записываешь?
Миттермайер: Эээ... нет. Это научное...
Райнхард: ???
Миттермайер: Я опроверг теорию Штаадена!
Штааден: Блин, выучил на свою голову! (взрывается от ярости вместе с флагманом).
Меркатц: Экие нервные преподаватели в Гайерсберге пошли. Хорошо, что я оттуда уволился. Тот ещё гадюшник был. А здесь у меня даже степень признали. И коллеги здесь душевные, нальют завсегда.
Бьюкок: Ну, за встречу!
Райнхард: Так... на чём я остановился.
Оберштайн (механически воспроизводя последние слова): ...вы как западни.
Биттенфельд (просыпаясь): Мы как кто?
Байерляйн: Вы, шеф, спите, а тут дело серьёзное, между прочим, почище оперы и вечера стихов. Похоже, кайзер нам хочет сухой закон навязать.
Биттенфельд: Да это происки Оберштайна!
Ройенталь: Я уже знаю, из-за чего я подниму мятеж.
Миттермайер: Ну, ты это... не горячись... Может, они пока только ограничение по возрасту введут.
Байерляйн: Ну, всё, этой дедовщиной я сыт по горло!
Юлиан (ковыряясь в Торхаммере): А уж я-то как...
Бьюкок: Ну, за молодёжь!
Трунихт: Галактический Рейх вновь продемонстрировал всей Галактике свой тоталитарный оскал! По только что полученным нами данным, кайзер Райнхард собирается ввести во всей Галактике сухой закон!
Ян (падая с пульта): Блин!.. Первый раз в жизни согласен с Трунихтом!
Бьюкок: Ну, за свободу!
Кесслер: Так, господа Двойная Звезда! Что это у вас в бутылке?
Миттермайер и Ройенталь: Лимонад! Третьим будете?
Райнхард: Знаете, Оберштайн, мне кажется, что это была не очень хорошая идея. Весь Рейх на грани мятежа. А пьют, кажется, ещё больше. У Биттенфельда вообще, по-моему, белая горячка. Пришлось под домашний арест посадить.
Оберштайн (вполголоса): Да он всегда такой. Не вижу особой разницы. (Громко) Я всё обдумал, Ваше Величество. Мои люди распространяют слухи, что на введении сухого закона настоял я. Вашей популярности это не повредит. А в честь бракосочетания вы закон отмените. Вся империя будет счастлива и проникнется к вам глубочайшей признательностью.
Бьюкок: Ну, за счастье!

Часть 4.
Фридрих: Я хороший человек, меня просто плохо воспитывали... О, канцлер! Мне пришла в голову замечательная идея: было бы хорошо, если бы наш нобилитет... да, в общем, и весь Старый Рейх убил себя об стену!
Лихтенладе: Я собрал вас, господа, чтобы сообщить вам пренеприятнейшее известие. Его Величество скончался, не оставив наследника. (Вполголоса) Извините, Ваше Величество, ничего личного.
Брауншвейг: Ура! Теперь я буду главным!
Литтенхайм: Лучше я!
Лихтенладе: В очередь, сукины дети, в очередь! Однако, идея насчёт стены, кажется, была неплоха...
Оберштайн: Господа, кайзер скончался, не назначив наследника. Что вы на меня так смотрите? Я часто бывал несправедлив к покойному, но был ли покойный нравственным человеком? Нет, он не был нравственным человеком. Все свои усилия он положил на то, чтобы жить за счёт общества, но общество не хотело, чтобы он жил за его счёт. А вынести этого противоречия Фридрих Голденбаум не мог, и потому умер.
Брауншвейг: Переименовать крепость Гайерсберг в мою честь! И Один! И Рейх! И всю Галактику!
Гарнизон Гайерсберга: Убей сибя апстену!
Ансбах: В самом деле, ваше высочество, надо уметь проигрывать... Господа, принц Брауншвейг убил себя об стену. Граф Лоэнграмм, я отомщу за моего господина!
Райнхард (удивлённо): Кому? Стене?
Лихтенладе: Ну, всё, теперь я буду главным.
Райнхард: Ага, щазблин (рисует что-то на стене).
Лихтенладе: И что это? Что это за народное творчество?
Райнхард: Это индейская народная изба. Называется "фигвам".
Лихтенладе: Дожили... Мы его, можно сказать, на помойке нашли, отмыли, почистили, накормили, а он нам фигвамы рисует!
Райнхард: Врага народа канцлера Лихтенладе убить об стену! Тьфу, блин, привязалось... В общем, к стенке его! Членов семьи врага народа - тоже...
Ройенталь: Эй, постойте, у меня там любовь!
Ланг: Запишем: "адмирал Ройенталь изменил родине с женщиной".
Райнхард: Интересно, а от родины у него дети есть?
Миттермайер: Я бы не удивился... И почему так всегда - одним всё, а другим - ничего?
Ройенталь: Не переживай, Волк. У тебя тоже будет сын. От меня.
Слэшеры: Вау!
Союз и Рейх (хором): По слэшерам! Из Торхаммера! На максимальной мощности!..
Слэшеры благоразумно смываются в другую далёкую галактику.
Ройенталь: Ну, нельзя же всё так извращённо понимать! Должен же кто-то усыновить Феликса, когда я убью себя об стену...
Оберштайн: Да вы что, с ума все посходили? От стены скоро ничего не останется! Между прочим, стена - не личная собственность кайзера и не игрушка для буйных адмиралов, а вещь казённая! (закрашивает "фигвам" и вешает табличку "Осторожно, окрашено!").

Ночь. Кто-то крадётся вдоль стены.
Утром восходящее солнце освещает надписи:
"Танака - ядовитый гад!"
"Да здравствует демократия!"
"Кайзер, убей сибя апстену!".

Часть 5.
Миттермайер приходит в адмиралтейство и заваливается спать. Вчера он встречал жену, и по этой причине у него была бессонная ночь.
Байерляйн сидит на телефоне и работает автоответчиком с посылом на три, пять, семь и более букв.
Звонок срочного сообщения.
Байерляйн (читает вслух): Кайзер и Ройенталь начинают раздел имущества. Тчк. Сначала флот пилить начнут, а потом - Рейх. Тчк. (Вскакивает) Шеф, проснитесь, скорее!
Оберштайн: Мне наша империя телевизионную игру напоминает. "Что? Где? Когда?" называется.
Фернер: Почему?
Оберштайн: Потому что непонятно, что и где в следующий момент случится, и когда всё это закончится.
Ланг - Рубинскому: Дядя, огоньку не найдётся? Тьфу! Ты что меня спалить хочешь?
Аннерозе: И когда это безобразие кончится? У меня от вашего дыма все цветы завяли!
Райнхард: Цветы не от дыма вянут. Они вянут там, где атмосфера слишком сердитая.
Аннерозе: А у вас в Рейхе она слишком весёлая! Вы и с Байерляйном на вечер стихов, и с Миттермайером и Ройенталем в поход на Хайнессен, и Изерлон в который уж раз покорять вознамерились. Уж не знаю, чего вам и не хватает...
Райнхард: Ну, положим, Хайнессен Ройенталь и Миттермайер взяли без спроса...
Ян Вэньли: И ведь нет, чтобы поиграть и обратно вернуть...
Оберштайн: Хуже детей, ей-боги... Особенно Ройенталь. А ведь флотская медкомиссия шила не обнаружила... И чего им неймётся, ройенталям этим?
Ланг (открывая чемодан с компроматом): И вообще, они в последнее время жутко свинячат! Пьянствуют, вступают в связи с женщинами, используя своё служебное положение, ни черта не делают, да и делать-то ничего не могут, потому что ничего не смыслят в том, что им поручено!
Грильпарцер (показывая фото Ройенталя в автомобиле): Машину зря гоняет казённую!
Райнхард (диктует приказ): Послать войско. Выбить Ройенталя с Хайнессена. И чтоб духу их здесь не было через пять минут!
Оберштайн: Войско взбунтовалось! Говорят, кайзер не настоящий!
Мятежники: Живьём брать самозванцев!
Райнхард: Шагом марш по стойке смирно! Здесь вам не тут! Здесь вас быстро отвыкнут водку пьянствовать и безобразия нарушать! Я сейчас разберусь, как следует, и накажу, кого попало!
Бывшие мятежники: Зиг кайзер!
Райнхард: За мной!
Оберштайн: И почему я не пошёл врачом в сумасшедший дом?.. Такая спокойная работа. И диагнозы такие простые...

Часть 6.
За окном идёт снег и рота розенриттеров.
Розенриттеры: Маруся! Молчит и слёзы льёт! От грусти! Болит душа её!
Ян Вэньли: Генерал, а ваши подчинённые не могут петь мысленно? Или хотя бы вполголоса?
Шёнкопф: Мой адмирал, мы считаем, что пора выступать и изгнать оккупантов с нашей земли! Смерть проклятым захватчикам!
Ян Вэньли: Ну, зачем вы так сразу - 'смерть'?.. Может, они перевоспитаются? Райнхард - такой воспитанный молодой человек. Просто у него было трудное детство.
Юлиан (вполголоса): У меня вообще весь переходный возраст прошёл в сумасшедшем доме, а я, между прочим, не ломаю мебель в галактических масштабах.
Шёнкопф: Ну, так давайте перевоспитаем! Вот я, например, Ройенталя чуть не... перевоспитал. Ещё бы три минуты - и его было бы не узнать! Предлагаю провести с адмиралтейством Рейха и кайзером разъяснительную работу.
Штаб оккупационных войск. Офицеры прослушивают эфир.
Первый офицер: Слушай, а что такое - 'разъяснительная работа'?
Второй офицер: Не понимаю. Незнакомые слова. Особенно 'работа'. Сообщи начальству.
Ренненкампф: Что это у вас в Союзе понимают под словами 'разъяснительная работа'?
Лебелло (бледнея): Это такое... международное слово. Бить будут.
Всё начинает ломаться и взрываться. Врываются розенриттеры.
Розенриттеры: Всем лежать, работает ОМОН 'Полк розы'!
Шёнкопф: Все, у кого есть жёны, невесты и девушки, могут выметаться! Не хочется лишать ваших дам кавалеров...
Ренненкампф: Блин, и почему я старый холостяк?
Ян Вэньли: Между прочим, генерал, от вашей воспитательной работы Ренненкампф уже повесился.
Шёнкопф: Жаль... А у меня ещё было столько идей!
Поплан: Идейный ты наш... Родную ночь воспитать не может, вот на имперцах и тренируется. Юлиан, а откуда у тебя такой фингал?
Юлиан (озираясь в поисках укрытия): Я пытался объяснить Кате... Катерозе, что её отец - не такой уж плохой человек...
Откуда-то доносится звон бьющейся посуды, грохот взрывающихся боеприпасов и неразборчивые проклятия. Вооружённые силы Союза залегают. Вооружённые силы Рейха ретируются на историческую родину. Вальтер фон Шёнкопф безуспешно пытается поднять розенриттеров в атаку. Оливер Поплан, Юлиан Минц, Ян Вэньли, Дасти Аттенборо и все остальные бросаются на Шёнкопфа и прижимают его к земле.
Поплан: Так, придётся взять ведение переговоров на себя. Если не вернусь, считайте меня... а, кем хотите, тем и считайте! (берёт белый платок и начинает с ним ползти куда-то в направлении выкриков и взрывов).
Грохот понемногу стихает. Через некоторое время Поплан возвращается.
Поплан: Уф... Господа, достигнуто соглашение о временном перемирии. Но тебе, Вальтер, придётся отдать ей все карманные деньги за пятнадцать лет.
Ян Вэньли: Объявляю вам благодарность от лица командования. Нам только войны на два фронта не хватало. Генерал, займитесь своими прямыми обязанностями, хватит изображать Макаренко.
Шёнкопф: Полк, равняйсь! Смирно! Поротно, налево шагом марш! Песню запевай!
Ян Вэньли: Опять налево... Неисправим.
Розенриттеры: Маруся! От счастья слёзы льёт! Как гусли! Душа её поёт!
Юлиан: Оливер, а к ней подойти-то уже можно?
Поплан (задумчиво): Наверное, можно. Но лучше надеть доспех.

Часть 7.
Миттермайер: Это ещё что такое? Какой такой сценарий? Мы в адмиралтействе, а не на киностудии!
Режиссёр: Воля кайзера, ваше превосходительство! Его величество считают необходимым поднятие киноиндустрии. Так и сказали: из всех, мол, искусств для нас важнейшим является анимэ кино!
Оберштайн: И цирк... Цирк у нас, впрочем, и без того ежедневно.
Миттермайер: При всём уважении к воле кайзера, господин военный министр, это ни в какие ворота не лезет! Что это, например, за молебен посреди боя? Да меня на следующий день после такого как терраиста арестуют!
Режиссёр: Это аллегория благословения богов, снисходящего на флот Рейха!
Миттермайер: А где я навожу во вражеский крейсер орудие вручную - это аллегория повреждённого сервомотора? Вручную его всё равно не сдвинуть.
Режиссёр: Это символ мужества и находчивости. Что же ещё можно сделать в такой ситуации?
Миттермайер: Расстрелять ремонтную команду, например. Впрочем, если по кораблю шарахнуло так, что заклинило сервомоторы орудий, ему всё равно хана. Ремонтной команде в том числе. Так, а это что такое???
Режиссёр: Эээ... история любви, ваше превосходительство... Законы жанра требуют...
Миттермайер: Вы что, спятили? Я женатый человек! Да пусть меня лучше в терраизме обвинят! В тюрьме, по крайней мере, сковородкой бить не будут... Вон, пусть Ройенталь играет, ему это подходит.
Ройенталь: Ну-ка, дайте посмотреть... Где тут у вас любовные сцены?
Режиссёр: Вот, вот и вот.
Ройенталь: И только? И с этой малахольной дурой дамой мне весь фильм роман крутить? Тут даже ни одной постельной сцены. Не пойму, Вольф, чего ты волнуешься...
Миттермайер: Женишься - узнаешь.
Ройенталь (задумчиво): Игнорамус эт игнорабимус... А хотя бы врукопашную я там буду драться? Желательно с превосходящими силами противника. Кстати, каскадёров подберите покрепче.
Режиссёр: Главный герой - воплощение чести и долга, а не грубой силы. Ему не солидно махать секирой.
Ройенталь: Тьфу на вас! Не сценарий, а список заповедей... Даже прелюбодеяние - и то в виде аллегории. А диалоги такие, что их только с мордой физиономией Оберштайна и произносить.
Оберштайн (заглядывая в сценарий): Знаете, ваше превосходительство, я никогда не дрался на дуэли. Но вы сейчас были как никогда близки к вызову с моей стороны... Играть этого идиота льтернативно одарённого типа?
Миттермайер (поднимая последний лист): А в конце ещё и расстреляют. Нет, я точно пас. У меня от таких намёков неприятные воспоминания... О, Байерляйн! Хотите стать киноактёром? (протягивает текст сценария).
Байерляйн (пробежав глазами текст): Знаете, ваше превосходительство... Я ещё ни разу не...
Ройенталь (с любопытством): И на дуэлях вы тоже ещё ни разу не дрались?
Байерляйн (краснея): Дрался... по одной причине. Но я никогда не пытался подать в отставку. Это даже не вечер стихов, это... (опять краснеет).
Присутствующие ждут, выругается ли Байерляйн.
Байерляйн: ...Простите, ваше превосходительство, разрешите на минуту вас покинуть?
Миттермайер (разочарованно): Разрешаю.
Байерляйн, распираемый эмоциями, выходит.
Ройенталь: На твоём месте, Вольф, я бы его догнал. Вдруг он подумал, что это приказ? Застрелится ещё...
Миттермайер выбегает следом.
Оберштайн: Ну, что ж, придётся мне, властью военного министра, принять непопулярное решение...
Вольфганг Миттермайер и Эва Миттермайер идут по улице мимо кинотеатра.
Эва: Дорогой, давай сходим на новый фильм!
Плакат на стене: 'AdmiralЪ. В главной роли - Фриц Йозеф Биттенфельд'.
Миттермайер: Интересно, что эта закорюка в конце обозначает?

Часть 8.
Ян Вэньли (с недоумением глядя в бумагу): Это что ещё такое?
Юлиан (заглядывая через плечо): Бла-бла-бла... за свободу... бла-бла-бла... против тирании... бла-бла-бла... обеспечить в срочном порядке. Ага! Адмирал, читайте с четвёртой страницы.
Ян Вэньли: Товарищи! Граждане! Братья и сёстры! Бойцы 13-го трёхцветнознамённого республиканского флота! Так, что это на меня нашло?.. Ах, да. Эти... (долго подбирает приличествующее случаю выражение, так и не найдя подходящего, делает красноречивую паузу)... господа в нашем правительстве обязали все соединения республиканского флота снабдить разными видами агитационных материалов. С целью поднятия боевого духа. Я лично полагаю, что если добавить в чай чуть-чуть побольше бренди...
Юлиан: Адмирал, мне кажется, что вы в последний год и так излишне часто потребляете этот агитационный материал!
Фредерика: А ещё можно развесить везде мишени для учебной стрельбы. В цветочек.
Поплан: И на каждой нарисовать Трунихта!
Шёнкопф: Меткость возрастёт невероятно... Кстати, на манекены для рубки я бы тоже кое-какие портреты наклеил.
Багдаш: Члены правительства вас неправильно поймут. А адмирала Яна и так подозревают в заговоре.
Шёнкопф: И, к сожалению, совершенно напрасно.
Поплан: Ну, тогда можно частушки сочинять.
Сидит Райнхард на березё,
А берёза гнётся -
Посмотри, товарищ Трунихт,
Как он... ушибнётся!
Иван Конев: Блин, выучил русскому фольклору на свою голову!
Патричев: Можно ещё лозунги развернуть.
Шёнкопф: Точно! (разворачивает транспарант с надписью 'Розенриттер - всем ребятам пример!').
Ян Вэньли: А где здесь ударение? И в чём пример? Пьянки, драки, бабы?
Шёнкопф: Скажете тоже... Шампанское, дуэли, прекрасные дамы!
Кассельн: Юлиан, уйди отсюда, они тебя плохому научат.
Юлиан: Да, ладно... Чему уж такому они научат? Вот помню мы с контр-адмиралом Аттенборо...
Аттенборо (торопливо): Лучше всего - придумать боевой клич, короткий и энергичный. Вот у имперцев например всё коротко и ясно: 'Зиг кайзер!' - и никаких гвоздей.
Поплан: Ну, можно что-нибудь вроде 'Да здравствует демократия!'?
Шёнкопф: Не звучит. И кого ты хочешь таким кличем напугать? Имперцев? Не смеши мой берет... который я посеял где-то под Капче-Ланкой...
Поплан: О! Я придумал! 'Кайзер, убей сибя апстену!'.
Ян Вэньли: Кажется, это уже где-то было...
Юлиан: Точно. Когда мы с Оливером были на Одине...
Поплан (торопливо): Ну, хорошо, не нравится мой вариант - придумайте свой.
Мюрай (хладнокровно): Господа, мне не хочется вас прерывать, но приближается имперский флот...
Все, кроме Яна и Фредерики, хором: @#$%^!
Ян Вэньли: Довольно коротко и очень энергично, ничего не скажешь. Лейтенант Гринхилл, не вносите последнее высказывание господ офицеров в протокол. Юлиан, уйди отсюда, они тебя плохому научат!
 
HeysДата: Суббота, 15.01.2011, 19:41 | Сообщение # 52
Группа: Удаленные





 
HeysДата: Суббота, 15.01.2011, 19:41 | Сообщение # 53
Группа: Удаленные







Третий день у нас веселье, что творим - не разберем:
То ли песни под прицелом, то ли пляски на ноже.
Хорошо на Изерлоне - всем безумным стол и дом,
Если здесь никто не спятил, значит, некуда уже.

То, что сделать невозможно, получается само:
Королевская охота, ослепительный полет.
Убирайтесь восвояси, шлите кайзеру письмо:
Мол, дразнили Аттенборо, положили целый флот.

Нам сидеть бы по углам бы и не лезть бы на рожон,
Только что ты будешь делать - не по нраву ваш режим.
Легче всех тому живется, кто придурок и пижон:
Там, где умные не ходят, мы как раз и пробежим.

Смысла нету - значит, будет, над обрывом - самый смех;
Мы умеем пить, как драться, можем драться, как любить.
После боя соберемся, досчитаемся не всех,
Кто вернулся - отсыпаться, кто остался - будем жить.

Может, скажут, что напрасно, что идея, мол, не та,
Для бредового мультфильма пригодится, мол, сюжет.
А пока что есть надежда, приготовьтесь, от винта:
Если здесь никто не спятил, значит, некуда уже.
 
HeysДата: Суббота, 15.01.2011, 19:43 | Сообщение # 54
Группа: Удаленные





 
HeysДата: Суббота, 15.01.2011, 19:43 | Сообщение # 55
Группа: Удаленные





 
malenkayaДата: Суббота, 15.01.2011, 19:43 | Сообщение # 56
Гость планеты N
Группа: Проверенные
Сообщений: 96
Статус: Offline
 
HeysДата: Суббота, 15.01.2011, 19:44 | Сообщение # 57
Группа: Удаленные







Всем пока!
 
NefelanaДата: Суббота, 15.01.2011, 19:44 | Сообщение # 58
Местный житель планеты N
Группа: Администраторы
Сообщений: 8208
Статус: Offline
Ultramarines: A Warhammer 40,000 Movie - Battle

 
NefelanaДата: Суббота, 15.01.2011, 19:44 | Сообщение # 59
Местный житель планеты N
Группа: Администраторы
Сообщений: 8208
Статус: Offline


История Вселенной Warhammer 40K. Ультрамарины

Космодесант Ордена Ultramarines известны по всей галактике за свою верность и тщательное следование традициям Codex Astartes. В этом разделе вы можете ознакомиться с самым подробным описанием Ультрамаринов, составленном при помощи Codex Ultramarines.

ПРИМАРХИ

Если верить легендам, то Примархи были созданы Императором при помощи специально отобранных генов, каждый из них был наделен особыми талантами и силой. Императору понадобилось множество сотен лет, чтобы найти, исследовать и отобрать необходимые для создания Примархов гены. Когда все было готово двадцать генетических матриц были помещены в двадцать специальных инкубаторов.

Легенда так же повествует о том, как Темные Боги Хаоса раскидали капсулы с молодыми Примархами по всей галактике. Опасные мутации начали развиваться в каждом из сыновей Императора, однако истинные масштабы бедствия проявились лишь во время Ереси Хоруса (Horus Heresy).

РОБУТ ГИЛЛИМАН (ROBOUTE GUILLIMAN

Спустя столетия скитаний по ворпу (нематериальной параллельной вселенной), капсулы с Примархами достигли обитаемых людьми миров. Одна из капсул с развивающимся Примархом упала на мир Макрейдж (Macragge). То был холодный, но не необитаемый мирок. Наука была развита достаточно неплохо и обитатели были способны строить космические корабли, даже в периоды изоляции из-за ворповых штормов. Люди Макреджа успешно установили контакт с населением соседних звездных систем, несмотря на огромные потери во флоте и людских ресурсах.

Капсула Примарха была найдена знатными людьми Макрейджа, во время охоты в лесах. Они взломали печать капсулы и извлекли из нее ребенка. Дитя было окружено нимбом, исходящей от него энергии. Ребенка принесли Конору (Konor), одному из двух Консулов, правящих миром Макрейдж. Конор усыновил дитя, как своего сына и дал ему имя Робут (Roboute) [примечание: возможно от латинского Robust - "крепкий, сильный"].

Юный Примарх взрослел и развивался очень быстро, и вскоре люди стали замечать его особенную физическую и умственную силу. Уже к десяти годам он выучил и узнал все, чему его мог научить самый пожилой мудрец Макрейджа. Его познания в философии, истории и прочих науках поражали старших, но главное его мастерство состояло в военном деле. Вскоре его отчим Конор поставил Робута во главе экспедиционного корпуса на крайнем севере Макрейджа.

Эта горная местность называемая Иллириум (Illyrium), была населена бандитами и варварами, еще с самых первых дней цивилизации на Маркейдже. Несмотря на то, что на северные земли было совершенно множество походов, никому так и не удалось умиротворить эту горячую точку на долго. Робут провел успешную кампанию против диких северных народов и завоевал не только их земли, но и уважение варваров.

ВОЗВРАЩЕНИЕ В НИКУДА…

Вернувшись в столицу, Робут был поражен хаосом и неразберихой, творившимися там. Во время отсутствия сына, человек по имени Галлан (Gallan) совершил заговор против отца Робута – Конора. Галлан был из тех реакционных знатных кругов, которые ненавидели Конора за его популярность и влияние. Дело в том, что до пришествия Конора к власти, рабы на Макрейдже содержались в жутких уловия эксплуатации. Названный отец Робута все изменил. Он заставил аристократов снабжать рабов необходимым для жизни уровнем еды и удобств. Он так же провел референдум, который обязал богатых членов общества жертвовать большие суммы денег на развитие и обеспечение города-государства. Все эти реформы были более чем одобрены простым людом Макрейджа, но в то же время абсолютно неприемлемы для высших слоев общества планеты.

Когда Робут и его воины приблизились к вратам города Макрейдж, они увидили дым пожарища и поспешили узнать в чем дело. Вскоре они встретили жителей, бегущих от анархии и узнали, как Галлан и его войска атаковали Сенат и Конора, укрывавшегося там со своими верными телохранителями. Повстанцы окружили Сенат, а тем временем пьяные солдаты шатались по городу, убивая, грабя и насилуя.

Робут поспешил спасти отца. Оставив своих Солдат в бою с пьяным сбродом, он пробился в осажденный Сенат. Там он нашел своего отца, смертельно раненного наемником. На протяжении трех дней Конор командовал защитой здания, даже тогда, когда хирурги боролись за спасение его жизни. На последних минутах своей жизни, Конор поведал Робуту, как Галлан и его головорезы обманом подняли восстание черни, и заманили его отца в ловушку, во время его выступления в Сенте по поводу победы Робута.

Робут разбил повстанцев и быстро установил порядок в городе. Тысячи людей пришли к Сенату, чтобы провозгласить Робута единственным и полноправным консулом Макрейджа. Новый правитель направил все свои усилия, чтобы сломать старый порядок. Те, кто восстали против его отца были жестоко казнены, а их земли и титулы – изъяты. Новые, честно работавшие жители получили имения предателей. С нечеловеческой силой новый консул построил совершенно новое государство. В новом Макрейдже поощрялись честный труд и рвение, а лень жестоко наказывалась. За короткий срок, Робут полностью изменил весь старый уклад, а так же создал мощную, организованную и хорошо экипированную армию. Макрейдж стал процветать, как никогда прежде.

ИМПЕРАТОР

В то время, как капсулы с Примархами странствовали во времени и пространстве, Император и его воинство продвигались по галактике. Этот Великий Крестовый Поход (The Great Crusade) избавил тысячи человеческих миров от ига инопланетян (орков, эльдаров) и восстановил связь между системами, населенными людьми. В то время, как юный Робут Гиллиман (Roboute Guilliman) вел войну против иллирианских боевиков на горном севере Макрейджа, Император и его Space Marine’ы достигли планеты Эспандор (Espandor) в соседней системе. О эспандорян Император узнал о Макрейдже и великом сыне консула Конора. Он сразу же понял, что нашел одного из своих потерянных Примархов.

Император повел свой корабль на Макрейдж. Корабль немедленно попал в ворп-воронку, – вихрь в нематериальном подпространстве, который сбил ег с курса. К тому времени, как Император достиг Макрейджа, Робут правил государством уже пять лет. К тому времени мир претерпел много трансформаций. Его жители были сыты и процветали, его войска были мощны и хорошо экипированы, а сам град был отстроен заново из мрамора и стали. Космические транспорты с Макрейджа совершали постоянные путешествия в соседние системы, привозя оттуда сырье и людей. Император был поражен, увидев столь процветающий мир и осознал, что Робут Гиллиман – Примарх больших возможностей.

КРЕПОСТЬ МАКРЕЙДЖ

Легион Ultramarines были переданы под управление Робута, а их база передислоцирована на Макрейдж. Примарх немедленно перенял множество имперских технологий и с энтузиазмом воспринял свою новую роль. Однако его главный талант был в военном деле, и он немедленно повел своих Ультрамаринов на завоевание галактики. Он сумел освободить миров больше, чем любой другой Примарх, а освобожденные им планеты немедленно начинали процветать, благодаря талантам Робута.

Какую бы систему Робут и его воины не освобождали, главной целью Гиллимана было создать на ней самодостаточную систему обороны. Как только мир мог защищать себя сам, Робут со своим легионом двигался далее, оставляя на планетах достаточно советников и Солдат для поддержания порядка, создания торговых путей с Империей и процветания жителей. При помощи подобной системы, Ультрамарины завоевывали миры гораздо быстрее и в больших количествах, нежели другие легионы.

В то же время основная крепость-монастырь продолжала строиться на Макрейдже. Некоторые Ультрамарины остались на Макрейдже для наблюдения и помощи в работах по строительству базы, которые продвигались быстро, благодаря обширным торговым путям мира. Всего лишь за один год основная часть базы была сооружена и начался процесс вербовки новых воинов с самого Макрейджа и соседних планет. Прошло не так много времени, и Ultramarines получили первую порцию новобранцев, завербованных и выращенных на Макрейдже. Благодаря четко структурированной организации легиона, Ультрамарины всегда четко получали Подкрепление во время Великого Похода. Таким образом, так же благодаря тактическим талантам Робута, Ультрамарины стали самым большим легионом, постоянно расширяясь и неся наименьшие потери.

ЕРЕСЬ ХОРУСА (THE HORUS HERESY)

В те времена, когда предательство Вармастера Хоруса бросило Империю в страшную гражданскую войну, легион Ultramarines был занят в боевых действиях на юге галактики. Их боевые успехи увели легион далеко от Земли (Blessed Terra), и от места нахождения предателей на северо-востоке. Новости о ереси Хоруса так и не достигли воинов Робута Гиллимана, пока не началась осада императорского дворца на Земле. Благодаря молниеносности атак предателей, Робут и его космодесант мало что могли сделать. Ни один из миров, недавно завоеванных Ультрамаринами не был в опасности от сил Хаоса. В последствии, Ультрамаринам просто не хватило времени добраться до места основных боевых действий гражданской войны. Их главным успехом во время Ереси было уничтожение большого флота космодесанта Хаоса, выдвинувшегося на помощь Вармастеру. После отступления предателей в Око Ужаса, Ultramarines освободили в кровавых битвах несколько захваченных Хорусом миров.

Видимо, так было угодно судьбе, чтобы Ультрамарины почти не пострадали от гражданской войны с Хорусом. Другие верные Империи легионы потеряли сотни воинов, а половина космодесантников перешла на сторону Хаоса. В результате число имперских космодесантников критически сократились, и возникла необходимость пополнить ряды легионов.

ПОСЛЕДСТВИЯ

Замешательство и раздор, после окончания Ереси Хоруса сделали Империю слабой и уязвимой. Практически повсюду враги Человечества готовились к нападению. Множество миров все еще находилось под игом Хаоса. И в этот кипящий океан вошел Робут Гиллиман и его Ультрамарины. Самый большой легион был разделен на множество подразделений для усмирения повстанцев и отражения атак пришельцев во всех уголках Империи.

Ультрамарины справились и смогли удержать Империю от развала в те далекие и темные времена. Макрейдж смог предоставить необходимое количество десантников, так что вскоре на одного Ультрамарина приходилось два воина других легионов космодесанта. По мере того, как Ультрамарины отвоевывали миры Империи у Хаоса, рождалась новая боевая доктрина. Под наблюдением Примарха Ультрамаринов, появлялись первые тезисы Codex: Astartes. Эти законы вскоре полностью изменят устройство боевых организаций Space Marines и положат начало возрождению военной мощи Империи.

ВТОРОЕ ОСНОВАНИЕ (THE SECOND FOUNDING)

Второе Основание Космодесанта произошло через семь лет после смерти Хоруса. Существовавшие легионы Space Marines были преобразованы в меньшие, более гибкие образования. Если старые легионы были неограниченны в количестве воинов, то число десантников в новых вариантах легионов было ограничено тысячей бойцов в каждом. Новые боевые формации получили название «Орден» (Chapter). Вскоре Орден стал стандартной автономной боевой единицей сил Космодесанта.

Легион Ультрамаринов ответственен за три пятых генных основ всех нынешних Орденов Космодесанта. Ультрамарины правят огромной империей в юго-восточной части галактики, известной, как Ультрамар. Это самое мощное государство на Восточном тропике (Eastern Fringe).
Источник: Liber Astartes (M.37)

Существовавшие легионы Space Marines были разделены на Ордены. Один из Орденов сохранял геральдику и цвета оригинального легиона, тогда как остальные получали новые. Большинство старых легионов были разделены не более, чем на пять Орденов, например, Космические Волки (Space Wolves) были разделены лишь на два. Однако Ultramarines были разделены множество раз. Точное число Орденов, выделенных из легиона Ультрамаринов неизвестно: в самой древней копии Codex Astartes (так называемой Апокрифе Скароса (Apocrypha of Skaros)) сказано, что их было двадцать три, однако их названия не приводятся.

Известные Ордены Второго Основания, последователи Ultramarines:
Aurora Chapter, Novamarines, Patriarchs of Ulixis, White Consuls, Black Consuls, Libators, Inceptors, Praetors of Orpheus, Genesis Chapter, Eagle Warriors, Nemesis Chapter, Silver Eagles, Death Eagles, Fire Hawks, Heralds of Ultramar, Silver Skulls, Sons of Guilliman, Espandors, Imperial Paladins.

В результате Второго Основания Ультрамарины стали донорами космодесанта, а их генетическое семя стали хранить в специальных геноториях (см. статью «Архитектура в Империи») для экстренных случаев. Новые Ордены Второго Основания получили общее название Прайможениторс (Primogenitors), или – «перворожденные». Все прайможениторы почитают Робута Гиллимана, как своего отца-основателя и мастера.

УЛЬТРАМАР (ULTRAMAR)

После Второго Основания мощь Ультрамаринов заметно уменьшилась. Большинство десантников покинули Макрейдж для того, чтобы основать новые Ордены. Крепость на Макрейдже была построена так, чтобы вмещать в десять раз больше воинов, чем оставшееся количество. В результате большая часть арсенала Ультрамаринов была взята Перворожденными Орденами для собственных нужд. Так же уменьшились объемы генетического материала и количество вербуемых новобранцев.

Одним из решающих моментов, благодаря которому старый легион Ультрамаринов выжил, являлись их отношения с населением Макрейджа и соседних планет. Еще во времена Великого Крестового Похода Ultramarines набирали себе воинов из родной системы, что впоследствии стало традицией. Эта зона вокруг Макрейджа называется Ультрамар (Ultramar), – империя Ультрамаринов.

Ультрамар – уникальное явление. Если другие Ордены владеют лишь одной планетой, орбитальной базой, астероидом или же флотом кораблей, то Ультрамарины обладают целым феодом, в который входят не менее восьми звездных систем, каждая со своим правителем, верным Ордену. Все миры вокруг Макрейджа наследовали его культуру, обычаи и даже манеру строительства зданий.

После Ереси Хоруса все восемь систем извлекли выгоду из нововеденных реформ Робоута Гиллимана. Многие люди в наши дни рассматривают царство Ультрамар как идеальную модель для человеческого общества.

Не все миры Ультрамара одинаковы. Сам Макрагге является главным образом горным и скалистым, более 75-ти процентов его массы земли является холодным скалистым нагорьем, почти полностью лишенным жизни. Люди Макрагге не живут в этой неприветливой области, но крепость Ультрадесанта построена здесь на скалистом пике, окруженном непроходимыми горами. Внутри этой могущественной крепости, в обширном храме, существует святыня – Примарх непосредственно. Это то место, где его тело сидит на огромном декоративно украшенном мраморном троне. Он сохранен в поле стасиса, непроницаемом для разлагающих эффектов времени. Это одно из самых святых мест в Империуме, и тысячи людей прилетают со всех концов галактики взглянуть на лицо древнего Примарха.

Другие миры значительно отличаются от Макрагге. Талассар (Talassar) – планета бушующих морей и скалистых островов, чей единственный континент Глаудор являлся местом битвы между Ультрадесантниками и вторгшимися Орками сразу же после Ереси Хоруса. В отличие от мира океанов Талассара в системе существуют также засушливые Тройные Планеты: Квинтарн (Quintarn), Тарентус (Tarentus) и Мазали (Masali). Эти небольшие планеты образуют тройную комбинацию миров, вращающуюся вокруг общего центра гравитации, подобно Земле и ее Луне. Гигантские садоводческие города охватывают сотни квадратных миль, содержащих драгоценную воду в массивных подземных танках. Города этих Тройных Планет накрывают гигантские купола, под которыми растут леса и цветут сады такие же пышные, как на других мирах Ультрамара.

Одна из самых производственных планет Ультрамара – Калт (Calth), душный мир, жители которого живут в подземных городах, где смертоносный свет синего солнца Калта не может добраться до них. Пещеры Калта настолько огромны и великолепно отстроены, что они настолько же хорошо освещены и вентилируемы, как и любой город Макрагге. Из всех местных миров Калт наиболее специализирован, так как люди хотя и выращивают обширное количество продовольствия в питательных резервуарах, они все же предпочитают импортировать большинство продуктов из соседней системы Аякс (Iax). Калт известен его верфями, которые обеспечивают кораблями Ультрадесант, так же как гражданскими и военными кораблями весь Империум.

Аякс иногда описывается как Сад Ультрамара. Его климат и Изобилие сделали его одним из лучших миров производителей в Империуме. Жители использовали свойственную планете производительность, охватив ее поверхность многочисленными фермами, и культивировали лесистые местности. На Аяксе нет никаких больших городов, но существует много маленьких городов разбросанных по всему ландшафту, связанных вместе эффективной системой скоростных гидропутей. Самая старая и наиболее плотно урбанизированная область – это древний город Первого Приземления (First Landing), чья высокая цитадель выдерживала вторжениям захватчиков в течение многих столетий.

Наиболее отдаленный от Макрагге – мир Эспандор, планета могучих лесов, главные города которой ограничены двумя западными континентами. Эспандор – второе поселение, жители которого являются потомками исследователей Макрагге. Существует повествование, что Эспандор был основан в течение Эры Раздора торговцами, сбившимися с курса из-за варп-штормов. Это наиболее плотно заселенный мир Ультрамара.

Прандиум (Prandium) некогда изобиловал жизнью. Поселенцы с Макрагге установили колонию на планете после Ереси Хоруса. Благодаря умеренному климату и плодородной девственной природе люди Прандиума процветали. Планета скоро стала самым красивым миром Ультрамара, планета замечательного процветания и невероятно богатой местной фауны. Прандиум был разрушен Флотом-Ульем Бегемот во время Второй Тиранической войне. Теперь же мир является мертвым и безжизненным, уменьшенный до коренной породы, с атмосферой унесенной в космос свирепостью атаки Тиранидов.

ВОЕННЫЕ СИЛЫ

Ультрамар – мир Ультрамаринов, она находится внутри огромного мира Человечества – Империи. Миры Ультрамара не платят Империи никаких податей, все вкладывается в развитие империи Ультрамаринов. Правитель каждого из миров внутри империи Ультрамар является феодальным Лордом Мастера Ордена Ультрамаринов. Именно по-этому Мастер Ордена так же известен, как Лорд Ультрамара.

Как и все другие миры Империи, каждый мир в Ультрамаре отвечает за собственную безопасность и создает собственную оборонительную систему. Большинство миров обязаны предоставлять рекрутов для Имперской гвардии, но миры космодесанта – исключение. В случае с Ультрамаром, космодесантники правят своим государством так эффективно, что у них всегда есть несколько сотен полков, готовых присоединиться к Имперской гвардии. В результате эти полки бились в сотнях битв по всей галактике, нередко плечом к плечу с самими Ultramarines.

Каждый мир Ультрамара так же обеспечивает новобранцами и сам Орден. По всему Ультрамару жители с гордостью указывают на статуи великих Ультрамаринов. А среди древних семей с богатым прошлым, предоставление рекрутов для Ордена является делом чести и славной традицией.

Орден СЕЙЧАС

На дату 6500745.M41 Орден состоял из пяти боевых рот: первая – Ветеранов, вторая боевая, третья боевая, четвертая боевая, пятая боевая; четырех рот резерва: шестая резервная, седьмая резервная, восьмая резервная и девятая резервная. Десятая рота является ротой скаутов-новобранцев. Процент выживания новых рекрутов в скаутской роте 54%.

После гибели Примарха Робута Гиллимана от руки принца-демона Фульгрима (Fulgrim) – Примарха легиона-предателя Дети Императора (Emperor’s Children), управление Ультрамаринами перешло к Марнэусу Калгару (Marneus Calgar). Который находится на своем посту и по сей день. Тело истекающего кровью Робута находится в кристаллиновой стазис-камере, и является наивысшей святыней Ультрамара.

БОЕВАЯ ДОКТРИНА

Будучи безмерно преданными своему Примарху Робуту Гиллиману, Ультрамарины слепо следуют созданным им Codex Astartes. Десять тысяч лет бились они так, как описано на страницах этого священного писания. Другие Ордены могут с легкостью вырвать слова Гиллимана из контекста и подстроить под себя, но только не Ультрамарины. Codex Astartes – труд великой мудрости, и эти воины не видят смысла перечить ей. Пожизненные уроки самоотдачи и самодисциплины позволили жителям Ультрамара пронести священные знания и веру через десять тысяч лет в будущее.

Для любой мыслимой тактической ситуации на поле боя, Codex Astartes дает сотни страниц описания и множество вариантов ее преодоления. Каждый воин Ордена заучивает содержание кодекса наизусть, так что целая рота действует, как один человек. Мудрость миллионов имперких генералов, Солдат и офицеров сосредоточена на страницах Codex Astartes, там воин найдет все: от геральдики и знаков различия, до инструкции по проведению всепланетного штурма.

http://www.cardplace.ru/blog/?p=385
 
malenkayaДата: Суббота, 15.01.2011, 19:44 | Сообщение # 60
Гость планеты N
Группа: Проверенные
Сообщений: 96
Статус: Offline


Iron Железный

Deep in the ocean, dead and cast away
Where innocences burn in flames
A million mile from home, I’m walking ahead
I’m frozen to the bones, I am

A soldier on my own, I don’t know the way
I’m riding up the heights of shame
I’m waiting for the call, the hand on the chest
I’m ready for the fight, and fate

The sound of iron shocks is stuck in my head,
The thunder of the drums dictates
The rhythm of the falls, the number of deads
The rising of the horns, ahead

From the dawn of time to the end of days
I will have to run, away
I want to feel the pain and the bitter taste
Of the blood on my lips, again

This deadly burst of snow is burning my hands,
I’m frozen to the bones, I am
A million mile from home, I’m walking away
I can’t remind your eyes, your face

На дне океана, умерший и отверженный,
Где невинность горит в огне
За миллион миль от дома, я иду вперед
Я замерз до костей, я

Солдат одиночка, я не знаю пути
Я взбираюсь на вершины позора
Я жду зова, рука на груди
Я готов к битве и к судьбе

Звук скрещенного оружия застрял в моей голове
Барабанный бой определяет
Ритм падений, число смертей
Подъем горнов, впереди

С начала веков до конца дней
Мне придется бежать прочь
Я хочу почувствовать боль и горечь
Крови на губах, снова

Этот смертельный снежный взрыв жжет мои руки
Я замерз до костей, я
В миллионе миль от дома, я ухожу
Я не могу вспомнить твои глаза, твое лицо



Сообщение отредактировал malenkaya - Воскресенье, 12.08.2012, 20:14
 
Форум » Большие миры Империи Лебедя » Крейсер "Иллюзион" » Доблестный имперский космофлот (Всяко-разно по теме =))
Поиск: