Приветствую Вас Гость
Суббота
28.01.2023
10:04

Космопорт "Nefelana"

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Форум » Большие миры Империи Лебедя » Крейсер "Иллюзион" » Доблестный имперский космофлот (Всяко-разно по теме =))
Доблестный имперский космофлот
HeysДата: Суббота, 15.01.2011, 19:29 | Сообщение # 21
Группа: Удаленные







Как ты ни хотел –
Плачут латы Дон-Кихота в ласковой парче.
Как ты ни хотел –
В кабинете ждет кого-то добрый доктор Че.

Но туда,
Куда ты не войдешь,
Для харакири у амура нож.
Не скули, мой фюрер, это знак.
Ты дурак.
Летело медленно в ответ
Лицо к лицу стекла,
По микросхеме осень потекла.
Не скули, мой фюрер, это знак.
Целый год
Тебя любил автопилот.

Как ты ни хотел –
Перышко Икара липнет к мокрым берегам.
Как ты ни хотел –
Комары тебя отыщут по твоим шагам.

Но туда,
Куда ты не войдешь,
Для харакири у амура нож.
Не скули, мой фюрер, это знак.
Ты дурак.
Летело медленно в ответ
Лицо к лицу стекла,
По микросхеме осень потекла.
Не скули, мой фюрер, это знак.
Целый год
Тебя любил автопилот.

Как ты ни хотел –
Камушки летали низко и достали нас.
Как ты ни хотел –
В море долгожданных пауз кончил водолаз.

Но туда,
Куда ты не войдешь,
Для харакири у амура нож.
Не скули, мой фюрер, это знак.
Ты дурак.
Летело медленно в ответ
Лицо к лицу стекла,
По микросхеме осень потекла.
Не скули, мой фюрер, это знак.
Целый год
Тебя любил автопилот.


Сообщение отредактировал Heys - Вторник, 13.09.2011, 06:01
 
HeysДата: Суббота, 15.01.2011, 19:30 | Сообщение # 22
Группа: Удаленные





Дуэль Раз!
Трубку наводят.
Надежду
брось.
Два!
Как раз
остановилась,
не дрогнув,
между
моих
мольбой обволокнутых глаз.
Хочется крикнуть медлительной бабе:
- Чего задаетесь?
Стоите Дантесом.
Скорей,
скорей просверлите сквозь кабель
пулей
любого яда и веса. -
Страшнее пуль -
оттуда
сюда вот,
кухаркой оброненное между зевот,
проглоченным кроликом в брюхе удава
по кабелю,
вижу,
слово ползет.
Страшнее слов -
из древнейшей древности,
где самку клыком добывали люди еще,
ползло
из шнура -
скребущейся ревности
времен троглодитских тогдашнее чудище.
А может быть...
Наверное, может!
Никто в телефон не лез и не лезет,
нет никакой троглодичьей рожи.
Сам в телефоне.
Зеркалюсь в железе.
Возьми и пиши ему ВЦИК циркуляры!
Пойди - эту правильность с Эрфуртской
сверь!
Сквозь первое горе
бессмысленный,
ярый,
мозг поборов,
проскребается зверь.

Что может Красивый вид.
сделаться Товарищи!
с человеком! Взвесьте!
В Париж гастролировать едущий летом,
поэт,
почтенный сотрудник "Известий",
царапает стул когтем из штиблета.
Вчера человек -
единым махом
клыками свой размедведил вид я!
Косматый.
Шерстью свисает рубаха.
Тоже туда ж!?
В телефоны бабахать!?
К своим пошел!
В моря ледовитые!

Размедве- Медведем,
женье когда он смертельно сердится,
на телефон
грудь
на врага тяну.
А сердце
глубже уходит в рогатину!
Течет.
Ручьища красной меди.
Рычанье и кровь.
Лакай, темнота!
Не знаю,
плачут ли,
нет медведи,
но если плачут,
то именно так.
То именно так:
без сочувственной фальши
скулят,
заливаясь ущельной длиной.
И именно так их медвежий Бальшин,
скуленьем разбужен, ворчит за стеной.
Вот так медведи именно могут:
недвижно,
задравши морду,
как те,
повыть,
извыться
и лечь в берлогу,
царапая логово в двадцать когтей.


В.Маяковский
 
HeysДата: Суббота, 15.01.2011, 19:30 | Сообщение # 23
Группа: Удаленные







Ты моя.
Из душ тысячи,
Не сомневаясь ничуть,
Тычу я
Пальцем, кричу,
В твой лик обезличенный
Ты моя!
Ты моя!
Не слышишь?
Не беда -
Это временно.
Не видишь?
Ну и что с того?!
Я, вечно тобою беременный,
Твердо знаю
Что мы - одно.
Не помнишь - я буду за двоих
Нести этот давний крест
Любить и видеть
Лишь тебя
Единственной из невест
Ты моя
В горе, в радости
Даже в чьих-то чужих руках
Ты моя,
От губ сладости
До шнуровки на башмаках
 
HeysДата: Суббота, 15.01.2011, 19:30 | Сообщение # 24
Группа: Удаленные







В моих бастионах мы вырастим молодежь, которая заставит весь мир содрогаться от ужаса. Мне нужны жестокие, требующие беспрекословного подчинения, бесстрашные и безжалостные юноши… Мне нужна сильная и красивая молодежь… Так я положу начало новому миру! — Адольф Гитлер.

Для осуществления навязчивой идеи Гитлера были созданы Национально-политические академии — система элитных школ под сокращенным названием «НАПОЛА». Там готовили расу новых господ, будущих гауляйтеров Минска или Лондона. До последнего времени о существовании этих школ в Германии не принято было вспоминать, потому что бывшие выпускники НАПОЛЫ до сих пор занимают высокие посты в политике и бизнесе.

Берлин, 1942 год. Шестнадцатилетний Фридрих получает лестное предложение стать учеником НАПОЛЫ, где элита завтрашнего дня штудирует «Нибелунгов», бегает кроссы, охотится с боевым оружием на русских пленных… Но вскоре первоначальные восторги уступают место сомнениям…




Никогда не наноси удар, если потерял равновесие. Спереди атакуй только когда у тебя есть удобное положение. И уж бей тогда, что есть мочи, отбросив всякую жалость. Ты понял? Ты должен быть готов к этому. В такие моменты необходимо подавить в себе все человеческое. Ты должен преступить через привитое тебе воспитанием сострадание. И весь этот ложный стыд. Только тогда ты будешь готов к настоящему бою...


Сообщение отредактировал Heys - Среда, 14.09.2011, 22:49
 
HeysДата: Суббота, 15.01.2011, 19:30 | Сообщение # 25
Группа: Удаленные





- Ты хочешь власти, и рано или поздно предашь своего императора.
- Нет. Я не предам его хотя бы потому, что не смогу его превзойти.
 
HeysДата: Суббота, 15.01.2011, 19:30 | Сообщение # 26
Группа: Удаленные





Н.Гумилев

Однообразные мелькают все с той же болью дни мои,
Как- будто розы опадают и умирают соловьи.
Но и она печальна тоже мне приказавшая любовь.
И под ее атласной кожей,и под ее атласной кожей,
Бежит отравленная кровь,бежит отравленная кровь.

И если я живу на свете,то только лишь из-за мечты.
Мы оба как слепые дети пойдем на горные хребты,
Туда ,где есть лишь только грезы,
В край самых белых облаков
Искать увянувшие розы,искать увянувшие розы
И слушать мертвых соловьев.


Сообщение отредактировал Heys - Суббота, 17.09.2011, 14:46
 
IsДата: Суббота, 15.01.2011, 19:31 | Сообщение # 27
Местный житель планеты N
Группа: Друзья
Сообщений: 1779
Статус: Offline
Зоя Ященко.

ВОЙНА

Опять разыгралась война в отдаленных селеньях.
Но грохот орудий пока заглушает фагот.
И девушка в белом, далекая как сновиденье,
По улице медленно в сторону парка идет.

И птица летит по ветру, не зная о ветре,
И рыба плывет в океане, не зная воды,
И космос, застывший в пространстве своих геометрий,
Чарует ее красотою своей пустоты.

Опять разыгралась война в отдаленных селеньях,
И движется вражеский флот по созвездьям во тьме.
И мальчик-матрос, очарованный как сновиденье,
Снял бескозырку и тихо стоит на корме.

И птица летит по ветру, не зная о ветре,
И рыба плывет в океане, не зная воды,
И космос, застывший в пространстве своих геометрий,
Пугает его красотою своей пустоты.

Опять разыгралась война в отдаленных селеньях,
Но грохот орудий уже приближается к нам.
И девушка в белом, далекая как сновиденье,
Неслышно ступает по бархатно-красным волнам.

И птица летит по ветру, не зная о ветре,
И рыба плывет в океане, не зная воды,
И космос, застывший в пространстве своих геометрий,
Встречает ее красотою своей пустоты.
 
HeysДата: Суббота, 15.01.2011, 19:31 | Сообщение # 28
Группа: Удаленные





 
NefelanaДата: Суббота, 15.01.2011, 19:32 | Сообщение # 29
Местный житель планеты N
Группа: Администраторы
Сообщений: 8208
Статус: Offline
Не имперский, конечно... Но тоже доблестный!!! cool



2199: Космическая одиссея [2010] /
Space Battleship Yamato


Название: 2199: Космическая одиссея [2010] / Space Battleship Yamato
Производство: Япония, 2010 год
Тип: полнометражный, 131 мин.
Жанр: Фантастика, боевик, драма, приключения
Режиссер: Такаши Ямазаки
В ролях: Такуя Кимура, Меиса Куроки, Тоширо Янагиба, Наото Огата, Хироюки Икеучи, Синъити Цуцуми, Сайто Такуми

Описание:

Космический линкор «Ямато» отправляется в опасную космическую экспедицию. Его цель — планета Искандер, которая является последней надеждой разоренной и отравленной радиацией, планеты Земля. Война с далекими пришельцами не прошла бесследно: бескрайние пустыни и разрушенные города, повсеместные мутации, высокий радиационный уровень атмосферы. Планета Искандер хранит нейтрализатор и только он может помочь нашей Родине…

 
NefelanaДата: Суббота, 15.01.2011, 19:32 | Сообщение # 30
Местный житель планеты N
Группа: Администраторы
Сообщений: 8208
Статус: Offline


Саундтрек: 2199: Космическая одиссея (Space Battleship Yamato)

Композиторы:Хироши Миягава и Наоки Сато

.

Треклист:

1. Space Battleship Yamato Opening Title (3:35)
2. Grungy Men (Raggedy Men) (1:14)
3. Ship of Hope (4:16)
4. Wave-Motion Gun Firing (Fire Wave Motion Gun) (4:38)
5. Gamilas Fleet (Gamirus Fleet) (3:25)
6. The Return (2:44)
7. Gamilasroid (Gamirusroid) (0:47)
8. Orders (1:39)
9. Annihilation of the Enemy Fleet (Enemy Fleet Destroyed) (3:21)
10. A Moment of Silence (4:23)
11. Comfort (1:40)
12. Beautiful Blue Planet (0:47)
13. Crisis (2:13)
14. Conviction (Faith) (2:10)
15. A New History (2:27)
16. Cosmo Zero Launch (4:37)
17. The Truth About the Radioactivity Removal Device (5:51)
18. Entrusted With the Future (2:06)
19. Earth (2:34)
20. Dessler's Retaliation (Desslar's Revenge) (3:21)
21. The One I Want to Protect (To Protect/Mamoru's Hope) (4:41)
22. The Final Salute (3:07)

.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.

Общее время звучания: 65:28
 
NefelanaДата: Суббота, 15.01.2011, 19:33 | Сообщение # 31
Местный житель планеты N
Группа: Администраторы
Сообщений: 8208
Статус: Offline
STEVEN TYLER - Love Lives, Space Battleship Yamato

 
HeysДата: Суббота, 15.01.2011, 19:33 | Сообщение # 32
Группа: Удаленные





 
11ЛенаДата: Суббота, 15.01.2011, 19:33 | Сообщение # 33
Постоянный гость планеты N
Группа: Проверенные
Сообщений: 176
Статус: Offline
Хейсу,
В комнате искусственного лета
Мы лежим на кафельном столе,
И в лучах искусственного света
Раны застывают, как желе.

Люди больше не услышат
Наши юные смешные голоса,
Теперь их слышат только небеса.
Люди никогда не вспомнят
Наши звонкие смешные имена,
Теперь их помнит только тишина.

Злой маньяк гуляет на свободе,
Чтобы жертву новую найти,
Он решает, что сегодня в моде
У странников последнего пути.

Люди больше не услышат
Наши юные смешные голоса,
Теперь их слышат только небеса.
Люди никогда не вспомнят
Наши звонкие смешные имена,
Теперь их помнит только тишина.

Ляжем, как продукты в холодильник,
И обнявшись нежно там уснём,
На прощание нам большой светильник
Улыбнётся кварцевым огнем.

Люди больше не услышат
Наши юные смешные голоса,
Теперь их слышат только небеса.
Люди никогда не вспомнят
Наши звонкие смешные имена,
Теперь их помнит только тишина.


Ромашка - это маленькое Солнце
 
NefelanaДата: Суббота, 15.01.2011, 19:33 | Сообщение # 34
Местный житель планеты N
Группа: Администраторы
Сообщений: 8208
Статус: Offline
Dire Straits - "Brothers In Arms"

These mist covered mountains
Are a home now for me
But my home is the lowlands
And always will be
Some day you'll return to
Your valleys and your farms
And you'll no longer burn
To be brothers in arms

Through these fields of destruction
Baptism of fire
I've watched all your suffering
As the battles raged higher
And though they did hurt me so bad
In the fear and alarm
You did not desert me
My brothers in arms

There's so many different worlds
So many different suns
And we have just one world
But we live in different ones

Now the sun's gone to hell
And the moon's riding high
Let me bid you farewell
Every man has to die
But it's written in the starlight
And every line on your palm
We're fools to make war
On our brothers in arms

Братья по войне
(перевод Евг.Рыбаченко. г.Братск)

…В горах туман густой
И он для нас, как дом,
А где-то дом родной
Покинутым теплом,
Примятая трава
И в сонной тишине
Приходят вдруг слова:
Мы братья по войне…

…в пустующих полях
Всё выжжено огнём…
Страдания и страх,
В которых мы живём,
Для нас повсюду бой…
И мы кричим во сне,
Мы рождены войной,
Мы братья по войне…

…как много разных звёзд,
Как много разных слов,
Война обычный мост
В какой-то из миров…

…мы в огненном аду,
Наш путь из ада в ад,
И нимбы не цветут
Над касками солдат…
На лучшей из планет
Мы молимся луне,
На небе солнца нет,
Мы братья по войне…

.
 
HeysДата: Суббота, 15.01.2011, 19:33 | Сообщение # 35
Группа: Удаленные







Маккефри Энн. "Корабль, который пел"

Не знаю, по какой причине наткнулся вчера я на эту книгу. Быть может после жестокого убийства драконов Скайрима мне захотелось почитать про драконов Перна. И тут такой подарок - "Корабль, который пел". Читал взахлеб. Всю ночь. Не верил. Не верил, что опять все тоже, тоже о чем говорила Карина. Ну ладно бы одно, два, три совпадения... но тут их слишком много. Это наводит на мысль, что в каждой сказке есть доля правды. И тут она совсем не маленькая...

http://lib.rus.ec/b/142772/read

Немного цитат:

Рождение едва не обрекло ее на смерть: она появилась на свет физически неполноценной. Оставался последний шанс — контрольная энцефалограмма, тест, которому подвергались все новорожденные. Ведь всегда оставалась надежда, что в жалком тельце таится полноценный разум, что, несмотря на недоразвитые органы чувств, мозг обладает цепкостью и восприимчивостью.

Энцефалограмма оказалась неожиданно благоприятной, и эту новость поспешили сообщить ожидающим в печали родителям. Теперь от них зависело последнее, решающее слово — подвергнуть младенца безболезненному умерщвлению или предоставить ему возможность стать заключенным в капсулу «мозгом», ведущим элементом сложнейшей системы управления — из тех, которые применялись в совершенно особых сферах деятельности. В этом качестве их отпрыску предстояло на протяжении нескольких веков вести безболезненное и даже вполне комфортное существование в металлической оболочке, неся свою необычную службу на благо Федерации Центральных Миров.

Она осталась жить и получила имя Хельва. Три первых молочных месяца малютка размахивала скрюченными ручонками и слабо сучила обрубками ножек, как и все младенцы, наслаждаясь жизнью. И в этом она была не одинока — в специальных яслях большого города подрастало еще три таких же ребенка.


— Ты знаешь, — перебил ее Дженнан, витавший где-то далеко в своих мыслях, — у меня создалось впечатление, что отец мой был женат в первую очередь на Сильвии, своем корабле, а уж потом на матери. Постепенно я привык считать Сильвию своей бабушкой. Вообще-то она скорее пра-прабабушка — у нее небольшой номер. Раньше мы с ней, бывало, болтали часами.

Хельва сразу же пожалела о своей резкой отповеди. Ведь она прекрасно знала, как Дженнан был привязан к отцу. В его досье говорилось, что смириться с гибелью отца ему помог неожиданно благоприятный исход событий на Персиде.

— Факты бесчеловечны, Хельва. Зато отец был человечен, и я такой же. Да и ты тоже — в душе. Загляни в себя, 834. За всеми проволочками, которыми тебя опутали, бьется сердце — пусть маленькое, но обычное человеческое сердце. Воистину так.

— Прости меня, Дженнан, — тихо проговорила она.

После секундного раздумья Дженнан протянул руку и ласково похлопал по панели, за которой находилась ее капсула.


И Хельва, при всех безграничных ресурсах, бывших в ее распоряжении, не смогла, не сумела его спасти. Она могла лишь беспомощно наблюдать, как Дженнан судорожно вздохнул, повернул голову, умоляюще, взглянул на нее… и умер.

Только усиленное программирование, которому ее подвергали все годы обучения, помешало Хельве развернуться и ринуться прямо в раскаленное сердце взорвавшейся звезды. Окаменев от горя, она встретилась с конвоем беженцев, безропотно переправила своих обожженных, обессилевших от жары пассажиров на ожидавший их корабль.

— Я оставлю на борту тело моего пилота и проследую к ближайшей базе для погребения, — безжизненным голосом сообщила она Мирам.

— Тебе будет предоставлен эскорт, — ответили ей.

— Никакой эскорт мне не нужен.

Ответ был короткий:

— Х-834, эскорт выслан. — Итак, первая буква имени Дженнана уже исчезла из ее номера — так скоро! Потрясение было столь острым, что Хельва даже не смогла ничего возразить. Оглушенная, она молча ожидала рядом с транспортным конвоем, пока на ее экранах не появились очертания двух стройных «мозговых» кораблей. И вот уже все трое устремились к дому со скоростью, которая — увы! — мало напоминала мерную поступь погребального кортежа.

— 834? Корабль, который поет?

— Все мои песни спеты.

— Твоим пилотом был Дженнан?

— Мне не до бесед.

— Я 422.

— Сильвия?

— Сильвия давно умерла. А я — 422. Сейчас мои инициалы МС, — коротко отозвался корабль. Наш второй спутник АГ-640, но Генри нас не слушает. И это только к лучшему — вздумай ты удариться в бега, он не смог бы тебя понять. Но я бы его остановила, если бы он попытался тебе помешать.

— В бега? — от этой мысли всю апатию Хельвы как рукой сняло.

— Ну да. Ведь ты еще так молода. Запаса энергии тебе хватит на многие годы. Возьми да удери. Ведь ты — не первая. 732 исчезла двадцать лет назад — после того, как потеряла своего напарника в полете к белому карлику. С тех пор ее никто не видел.

— Я никогда не слышала о беглецах.

— Будь уверена, детка, в школе ты об этом ничего не услышишь, ответила 422. — Ведь это как раз то, от чего нас так старательно программируют.

— Нарушить заложенную программу? — в отчаянии крикнула Хельва, с тоской вспоминая ослепительное, добела раскаленное сердце звезды, которую она так недавно покинула.

— Думаю, сейчас это далось бы тебе без всякого труда, — тихо проговорила 422, и в ее голосе уже не было прежней горечи. — Ведь звезды по-прежнему мерцают в небе.

— Летать одной? — ошеломленно воскликнула Хельва.

— Одной! — сурово подтвердила 422.
Прикрепления: 6878114.jpg(45.2 Kb)
 
HeysДата: Суббота, 15.01.2011, 19:33 | Сообщение # 36
Группа: Удаленные





— Скажи, Персида стоила той жертвы, которую ты ей принесла? — тихо спросила Хельва.

— Персида? — удивленно переспросила та. Ты имеешь в виду его отца? Да. Мы были там, на Персиде, когда без нас было не обойтись. Так же, как ты… с его сыном… на Хлое. Они тоже не могли обойтись без вас. Не знать, где ты необходим, не быть там, где нужна твоя помощь — это преступление.

— Но мне необходим он. Кто утолит мою нужду? — с горечью бросила Хельва…

— 834, — сказала 422 после того, как они целый день летели бок о бок в полном молчании, — Миры ждут твоего рапорта. На Регуле тебя ожидает замена. Пора менять курс.

— Замена? — только не сейчас, не так скоро… Напоминание о новом напарнике грубо нарушило щемящую пустоту, которую оставил в ее душе Дженнан. Но ведь ее корпус едва успел остыть от обжигающего жара Хлои! Хельва ощущала первобытное желание выждать время, чтобы в одиночестве оплакать свою утрату.

— Любой из них сойдет, если ты первоклассный корабль, — философски заметила 422. Замена — как раз то, что тебе нужно. И чем скорее, тем лучше.

— Ты ведь сказала им, что я не собираюсь удариться в бега? — спросила Хельва.

— Ты сама упустила момент, как, впрочем, и я после Персиды. А еще раньше — после Глен Архура и Бетельгейзе.

— Ведь мы запрограммированы на выживание. Мы просто не способны бросить все и сбежать. Ты испытывала меня.

— Поневоле пришлось. Мне приказали. Даже психологи не знают, почему корабль вдруг ударяется в бега. Миры забеспокоились и мы, твои друзья, тоже, сестренка. Я сама напросилась в эскорт. Не хотела… потерять вас обоих.

Как ни тяжело было Хельве, все же она ощутила прилив благодарности к Сильвии за ее грубоватое сочувствие.

— Никого из нас, Хельва, сия чаша не миновала. И поверь, это не просто слова утешения. Помни: если бы мы не умели сродниться со своими пилотами, то так и остались бы машинами, начиненными всяким хламом.

Хельва взглянула на неподвижное тело Дженнана, застывшее под саваном, и вдруг услышала в тихой каюте отзвук его глуховатого голоса.

— Сильвия! Я не сумела ему помочь.

— Да, дорогая, я знаю, — ласково пробормотала 422 и замолкла. Так, в молчании, три корабля стремительно неслись к главной базе Центральных Миров, размещавшейся на Регуле. Хельва нарушила тишину только для того, чтобы испросить разрешения на посадку и ответить на официальные соболезнования.

Три корабля одновременно опустились у края леса, где гигантские голубые деревья Регула несли стражу, оберегая сон тех, кто упокоился на маленьком кладбище базы. Весь личный состав, чеканя шаг, прошагал колонной и выстроился, образовав проход — от Хельвы до самой могилы. Почетный караул выступил вперед и медленно вошел в рубку. Тело ее покойного возлюбленного бережно уложили на катафалк, покрыли темно-синим, усеянным звездами знаменем спасательной службы. Она следила, как оно медленно движется по живому проходу, как ряды смыкаются за катафалком, образуют последний эскорт.

Наконец, когда отзвучали скупые слова прощания и самолеты совершили над открытой могилой церемониальный круг, Хельва, собравшись с духом, нашла в себе силы сказать любимому последнее прости.

Сначала тихо, едва слышно, потом все громче полились звуки старинной мелодии о вечере и вечном покое и, наконец, достигли такой пронзительной силы, что, казалось, весь бездонный черный космос отозвался эхом на эту прощальную песню, которую пел корабль.


— Что печали мои утолит? — злобно прошипела Кира, и, вытаращив зеленые глаза, с ненавистью уставилась на титановый пилон. — Ты хочешь знать, что утолит мои печали? — Неуловимым движением она, как отпущенная пружина взвилась с места. От ярости она даже стала казаться выше ростом, и неожиданная сила, обнаружившая в этом миниатюрном теле, испугала Хельву. Смерть! — Слышишь — только СМЕРТЬ! — она повернула руки ладонями вверх, и Хельва увидела тонкие белые шрамы на месте перерезанных вен.

— А ты! — Кира уронила руки. — Ведь у тебя была возможность умереть. И никто не смог бы тебя остановить. Так почему же ты этого не сделала? Что заставило тебя жить после того, как ОН умер? — с ядовитым презрением выкрикнула девушка.

Хельва судорожно вздохнула, стараясь отогнать мучительные воспоминания о том, как она поборола отчаянное желание броситься в раскаленное белое сердце взорвавшегося солнца.

— Разве ты не понимаешь, что человеку не позволено умереть, даже если он об этом мечтает? Не позволено! Кира заметалась по рубке, даже в ярости сохраняя странную звериную грацию. — Тебя тут же подвергают такой мощной обработке, что ты уже больше не можешь. В нашем великом обществе дозволено все — все кроме единственной малости, которая тебе необходима, если волею судеб ею оказывается смерть. Знаешь ли ты, что меня три года не оставляли в покое? А теперь… — Кирино лицо подурнело от гнева и презрения, теперь ко мне приставили тебя в качестве сиделки. И не думай, что я не знаю: тебе уж конечно не преминули по секрету сообщить о моей психической неуравновешенности.


Все забыть, отдохнуть, умереть!

— насмешливо загремел тенор, яростно бичуя Кирино стремление к смерти.

— Зря стараешься, — скептически заметил Ценком. — Разве не видишь — она решила умереть.

— ОТКЛЮЧАЮЩИЙ ПАРОЛЬ! — вновь переходя на звонкое сопрано, возопила Хельва по экстренной связи и тут же возвысила над толпой оглушительный, исполненный грозной силы голос, гремящий ожесточенным протестом:

Все забыть, отдохнуть, умереть!

Последняя фраза язвительной издевкой разнеслась над площадью. Хор, не в силах повторить ее на той же невероятной высоте, спустился на октаву ниже, и насмешливый вызов, которому аккомпанировал рокот извергающихся вулканов, волной прокатился по толпе.

Внезапно Хельву потряс беззвучный толчок страшной силы, все в ней будто перевернулось, и беспорядочные обрывки образов рывком соединились в единое целое. Она увидела мрачную камеру, тускло освещенную красноватым отблеском пламени, и в ней — Киру! Перейдя на ночное зрение, Хельва смогла как следует разглядеть помещение и тотчас заметила ее жуткого обитателя.

На черной базальтовой плите, приподнятой над полом, покоились разложившиеся останки того, кто некогда был человеком. Обнажившиеся зубы белели в зловещей пародии на улыбку. Шейные сухожилия натянулись, как струны. Хрящ гортани уходил под ворот нетронутого тлением пилотского комбинезона. Руки, сложенные на раздавленной смертельным ударом груди, переплели отросшие после смерти ногти. Мертвый напарник 732 торжественно возлежал на траурном возвышении, как будто выставленный для последнего прощания.

Это его увидела Хельва через Кирину кнопку связи… наконец-то!

Вдруг камеру заполнил тоскливый рыдающий звук — монотонный и бессмысленный, он, казалось, исходил отовсюду — из стен, пола, потолка. Это обезумевший от горя мозг, заточенный в нерушимую титановую капсулу, разомкнув все контуры, забыв обо всем на свете, предавался своей неизбывной скорби.

До передела убавив звук, Хельва чуть слышно шепнула Кире:

— Это беглый 732. Он совсем обезумел. Придется его уничтожить. — Зная о том, что ей предстоит сделать, Хельва предпочитала думать о 732 как о безымянном корабле, чем о женщине, которой когда-то был этот несчастный мозг.

Кира вздрогнула, но ничего не ответила.

На какую-то страшную долю секунды Хельва задумалась: а вдруг Кира случайно включила связь, вдруг она все еще находится во власти непобедимого желания умереть? Удалось ли Хельвиному дилану своей едкой издевкой развеять наваждение, влекущее девушку к самоубийству? Сумела ли Хельва вырвать свою напарницу из опасного забытья? Отключающий код окажется бесполезным, если подвижная половина Хельвы не поможет ей обезопасить безумный мозг.

Кира медленно приблизилась к возвышению, на котором покоился ужасный труп. Рыдания стали громче, постепенно в бормотании 732 уже можно было разобрать отдельные слова:

— Он ушел. Тот, кто Повелевает, ушел, — заунывно запричитала 732, и толпа подхватила ее слова с такой же готовностью, как и дилан Хельвы. — Он ушел, мой Сибер, ушел навеки…

Нет, только не это! — Хельва почувствовала, как ее душу наполняет тоскливая безысходность.

В этот миг на фоне причитаний 732 послышался чей-то посторонний голос:

— Знаешь, Лия, этот карлик не так уж безобиден, — он звучал так гнусаво и неразборчиво, что с трудом можно было узнать отдельные слова. — Я ничуть не удивлюсь…

Да это же мужской голос, — вдруг поняла Хельва, — просто пленка движется на замедленной скорости, поэтому он и звучит таким странным завыванием. Очевидно, корабль уже столько раз прослушивал эту запись, что голос Сибера претерпел такие же невосстановимые изменения, как и его труп.

Между тем Кира, грациозно покачиваясь, приблизилась к пульту управления.

— Говори же, Сибер, позволь рабе твоей Кире вновь услышать певучую музыку твоего бесценного голоса, — промурлыкала она, склоняясь перед пилоном, за которым скрывалась капсула безумной 732.

Хельва едва сдержала крик несказанного облегчения — она поняла намек, который дала ей Кира.

— ЦЕНКОМ, ОТКЛЮЧАЮЩИЙ КОД, СРОЧНО! — с мольбой крикнула она в микрофон экстренной связи и услышала, как стоны 732 внезапно смолкли. Хельва почти ощутила, как корабль затаил дыхание.

Ну где же этот чертов Ценком?

— Лия, я почти ничего не слышу, ужасные помехи… Попробуй наладить связь. Это карлик черт знает что вытворяет…

Даже Кира невольно подскочила, услышав, как Хельва, перейдя на баритон, отчаянно импровизирует, подражая голосу Сибера.

— Ничего не могу разобрать… Лия! Лия! У тебя что, контакты распаялись?

— Это ты, Сибер? — воскликнул безумный корабль, и в голосе его прозвучала исступленная надежда. — Я в западне, в страшной западне! Меня снесло с курса, когда взорвалась вершина вулкана. Я хотела умереть, умереть вместе с тобой!

Кира отчаянно боролась с драпировками, скрывающими доступ к смотровой панели. Ее стражи, почуяв угрозу святотатства, стряхнули оцепенение и бросились вперед, чтобы остановить девушку. Но она с неожиданной силой двинула одного в челюсть, потом, поднырнув под второго, перекинула его через себя, да так ловко, что он ударился головой о каменную плиту и затих.

— КХ, слушай отключающий код: на-тхом-те-ах-ро, и не забудь о тональности!

И Хельва, отчетливо сознавая, что убивает себе подобное существо, передала 732 отключающий код. Эти слоги, прозвучавшие в строго определенной тональности, отключили механизм, запирающий смотровую панель, и Кира, ловко сняв ее, открыла клапан, пуская в оболочку усыпляющий газ.

— Где ты, Сибер? Я не вижу тебя… — взметнулся жалобный вопль 732 и, оборвавшись, смолк навеки.


— Так, значит, киборгам тоже знакомо понятие «честь»? — с легкой иронией осведомился он, но глаза его смеялись.

— Безусловно, и каждому известно, что нас отличают врожденная надежность, верность, учтивость, честность, вдумчивость и нечеловеческая неподкупность.


Вся верность, которую она когда-то питала к Терону, исчезла вместе с тем чувством безопасности, которого ее так внезапно и грубо лишили. Итак, ее дражайший напарник решил, что сопротивление бесполезно, и со спокойным достоинством приготовился ждать самого худшего… как, по его мнению, и подобает поступать каждому разумному человеку.

Вот только по мнению всех остальных — включая и капитана, если судить по выражению его лица, — такое достоинство равнозначно трусости, и сама Хельва была в этом твердо убеждена. А от Терона она ничего другого и не ожидала: он просто не мог поступить иначе.

Зато Райф, напарник Делии боролся до конца. Он в кровь изодрал руки, но умудрился проделать в плотной обивке своей камеры ступеньки и добраться до люка в потолке. Одурманенный менкалитом, ослабевший от голода — он отказался от пищи, чтобы скорее вывести наркотик из организма, — Райф дополз до воздушного шлюза, где его и нашли подоспевшие спасатели.

Хотя нет, если подумать как следует, ничего она не может. Несмотря на все свои недостатки, «тела» — все же не заурядные инженеры, которых тысячами выпекают на всех планетах. Они проходят специальное обучение, готовящее их к сотрудничеству с необычным партнером. Она больше не может ошибиться — выбрать симпатичного парня, а потом убедиться, что он пустое место. Даже при краткосрочных контактах с промышленными или межпланетными агентствами она должна быть уверена, что на партнера можно положиться, что он обладает здравым и широким кругозором, — иначе ее будут надувать, регулярно и систематически. А кроме того, ей нужен постоянный напарник, а не очередной временный жилец. Нужен товарищ, умный и понимающий друг, а не равнодушный наемник.

Был и еще один фактор, который еще больше сужал сферу поиска. Многие во всех отношениях разумные граждане их огромной цивилизованной галактики испытывали отвращение или суеверный ужас при одной мысли, что за титановой панелью замуровано человеческое существо, присоединенное к управляющим системам мощного космического корабля. Такому невротическому страху могут быть подвержены даже столь мало впечатлительные люди, как Терон, который убедил себя в том, что капсульники — не настоящие люди, а сверхсложные компьютеры.

И лишь очень немногие из тех, с кем ей довелось встречаться, — грустно призналась она себе, — видели в ней, Хельву, личность, мыслящее, чувствующее, разумное абсолютно человеческое существо.

Именно так относился к ней Дженнан. Теода, если не считать одного краткого мига взаимопонимания, была слишком погружена в свою личную трагедию, чтобы у них с Хельвой могли установиться близкие человеческие отношения. С Кирой Фалерновой они проработали бок о бок три года, но ни одна из них не позволила дружбе перерасти в более глубокую привязанность.


Они быстро собрались и ушли. Остался один Найал Паролан. Вид у него был расстроенный и какой-то оцепеневший — словом, он реагировал совсем не так, как могла ожидать Хельва.

— Наверное, Хельва, ты все-таки пошутила, — произнес он наконец, и голос его предательски дрогнул, несмотря на явные попытки овладеть собой.

— С какой стати? Вы знаете все, что положено знать «телам», лучше, чем кто бы то ни было в нашей конторе. И все, что касается корвиков, тоже изучили вдоль и поперек. И наверняка разобрались в уравнениях Бреслау, прежде чем…

— Еще бы, — с горечью воскликнул он, и все его самообладание как рукой сняло. — Неужели ты думаешь, что я мог втянуть тебя в то, что сам не проверил от начала и до конца? Но знай: именно я затеял весь этот фарс. Я, а не Рейли! Это я его уговорил. И Бреслау с Добриньоном тоже. Потому что знал: только так можно поймать тебя на крючок.

— Это ясно, как Божий день!

— И я не оставил тебе никаких шансов. Потому что знал, на какую из твоих кнопок нажать и в какой момент. И я добился своего, прости меня Господи!

— Спору нет — вы самый бессовестный инспектор во всей нашей конторе, согласилась она, противопоставляя его едкому самобичеванию безмятежный юмор. — И то, что вы мне только что подстроили, — грязная и гнусная ловушка.

— Ты можешь хоть раз выслушать меня, безмозглая жестяная ведьма? Можешь понять, что я с тобой сделал? Ведь я вынудил тебя остаться на службе!

— Нет, я сама решила остаться. Но на своих условиях.

Найал смотрел на нее безумными глазами. На лице его боролись противоречивые чувства. С него разом слетела вся бравада и самоуверенность. До него только сейчас дошло, что она действительно обвела его вокруг пальца, и самолюбие его получило ощутимый удар.

— На твоих условиях? Теперь понятно… Вот еще один прекрасный пример торжества космической справедливости, — бросил он и хрипло расхохотался над чем-то понятным только ему одному.

— Почему бы вам, Найал, не поделиться этой шуткой со мной? Я тоже охотно повеселюсь, даже если придется смеяться над собой.

В его глазах застыли слезы, он выпрямился, как от удара, прижав стиснутые кулаки к бокам.

— Ну так слушай. Я, Найал Паролан, подстроил все это, потому что не смог допустить, чтобы ты ушла из Центральных Миров. Именно так. Да, я подсовывал тебе самые выгодные задания, чтобы ты могла поскорее расплатиться. А когда этот день настал, понял, что не смогу вынести такой перспективы, и заварил всю эту хитрую дерьмовую кашу, чтобы тебя удержать. И только когда увидел, что ты реагируешь именно так, как я рассчитывал, понял: я воспользовался своим положением ради самого гнусного дела в длинной череде хитрых, коварных, гнусных махинаций. Но я знал, что уже не могу остановить механизм, который сам же запустил. Я даже не мог найти способ вытащить тебя из этого дерьма. А ты, Хельва, ты выбрала меня своим «телом»! — его смех звучал как крик о помощи.

— И не изменю своего выбора, — решительно произнесла она. Нужно как-то остановить этот ужасающий смех! — И мною руководит такой же эгоизм, который двигал и вами, когда вы хотели оставить меня на службе. К тому же, мне будет как-то спокойнее, если вы станете моим «телом», а не инспектором. В конце концов, что мне еще делать, как не служить Центральным Мирам? — сказала она уже мягче. — А вы помогли мне остаться на моих условиях, потому что они распрекрасно знают: я единственный корабль, который справится с этим заданием. И вы, Найал Паролан, нужны мне как напарник, потому что вы чертовски умны, изобретательны, беспринципны и требовательны. Потому что вы знаете, как со мной обращаться, на какие кнопки нажимать. Конечно, ростом и наружностью вы не Бог весть что, но на этом я уже обожглась. И я верю, что вы вытащите меня отовсюду… даже с Беты Корви.

— Веришь… мне? — с трудом выдавил он. Тело его тряслось от нечеловеческого напряжения. — Да ты соображаешь, что говоришь, безмозглая, несуразная идиотка, недоразвитая романтическая жестяная дуреха? Ты веришь — мне? Неужели ты не понимаешь, что я знаю о тебе все до последней мелочи? Я даже сделал хромосомное экстраполирование и теперь знаю, как ты выглядишь? Знаю, какие отключающие слоги закодированы в твою панель не далее, как семь дней назад! Она мне верит! Да я последний человек из, тех, кому ты можешь верить. И ты выбрала меня своим «телом»! Боже милостивый…

Это открытие потрясло Хельву до глубины души. Так значит, у Паролана возникло к ней телесное влечение? Она не знала, что делать — благодарить небеса или выть от ярости. В душе ее боролись восторг и ужас. Нет, она знает, что ей делать. Еще ничего не потеряно. Подсознательное стремление «тела» увидеть лицо своего «мозгового» партнера — явление не столь уж редкое, когда между напарниками возникает глубокая эмоциональная привязанность. Обычно оно неосуществимо из-за невозможности открыть смотровую панель. Но если Найал знает секретный код…

Она должна избавить его от этого наваждения, так или иначе…

— Вот почему, Хельва, я не могу быть твоим «телом», — упавшим голосом проговорил Найал. — Только прошу тебя, не надо дурацких песен о том, что это обычное для тел наваждение, что оно пройдет. Я знаю отключающие слоги. И однажды малыш Найал может не выдержать. Мне придется открыть этот гроб, в который они тебя замуровали. Взглянуть на твое прекрасное лицо, коснуться ангельской улыбки и обнять тебя…



Он подходил все ближе, шаг за шагом преодолевая чудовищное сопротивление, пока не приник всем телом к ее пилону, вжавшись щекой в неподатливый металл. Пальцы побелели от усилий проникнуть за разделяющую их титановую поверхность. Вот рука его медленно скользнула к смотровой панели. А на лице застыло спокойное, отрешенное, почти счастливое выражение, глаза были закрыты, как будто он уже держал ее в объятиях.

— Тогда скажи эти слоги! — затрепетав от страсти, крикнула она. — Сними панель, открой капсулу, загляни мне в глаза, прижми к груди мое уродливое тело. Я лучше умру в твоих объятиях, чем навеки останусь нетронутой девственницей — без тебя!

Он вскрикнул и отпрянул, будто обжегшись о холодный металл. Лицо исказила страшная гримаса.

— Вот видишь, Найал, ты этого не сделал — значит, не сделаешь никогда, — тихо и нежно проговорила она, стараясь справиться с неожиданно нахлынувшим желанием, которое грозило свести ее с ума.

— Боже мой, Хельва, нет, нет!

Он повернулся и бросился к шлюзу. Рванул рычаг двери. Выскочил из лифта, не дожидаясь остановки. И исчез в главном здании.

«Теперь мне остается только ждать, — с тоской думала Хельва. — Он должен принять решение сам. Должен сам захотеть вернуться, после того, как убедится, что может доверять себе. Моя безоглядная вера в неги ничего не значит. Ведь именно от него зависят все наши планы, замыслы, свершения».

Ну почему я не захлопнула перед ним двери шлюза? Почему не заставила его остаться, пока он не поймет, что все уже прошло, что опасность навсегда миновала? Почему не воспользовалась моментом, когда с него слетела вся бравада — ведь уже никогда он не будет так открыт, незащищен ни от меня, ни от себя самого. И он это поймет, как только придет в себя.

Вероятно, он скоро вернется — заносчивый, беспечный, весь напор и самоуверенность. Если привязанность зашла так далеко, он непременно вернется. Просто не может не вернуться. Хотя… Найал Паролан сможет все. Если решит, что так нужно. Он такой. Он сумеет оправдать любой вероломный, коварный, беспринципный замысел, который сам же состряпал, а потом выкинуть его из головы, как только тот сослужит свою службу. Но поставьте его в такую ситуацию, которая затронет его душу, взовет к его глубоко запрятанным и бдительно охраняемым лучшим чувствам, — и Найал Паролан сможет сделать благородный жест, проявить несвойственный ему акт самопожертвования. И до конца жизни обречь их обоих на несчастье!

Может быть, вызвать Рейли? Он примет безотлагательные меры. Но какие? Найал укрылся в главном здании. Ему необходимо все обдумать, взвесить и принять решение. И она искренне надеется, что он решит вернуться. И потом, после всего того, что они устроили Рейли, лучше его лишний раз не раздражать. Особенно по поводу Паролана.

И Хельва продолжала-ждать — открыв шлюз, опустив лифт.

Он назвал ее красивой. Когда он успел сделать экстраполяцию ее хромосомной структуры? Это должно было стоить ему целого состояния. Перед ее полетом на Бету Корви? Или во время происшествия на Бореалисе? Господи, неужели он видел ее медицинскую карту? Нет, это оттолкнуло бы такого поклонника женской красоты, как он. — Она усмехнулась своим мыслям. Неужели он нашел ее юной и желанной? Конечно, ошеломляющие сексуальные подвиги, на которые он так прозрачно намекал, могли быть обычной болтовней. С другой стороны, мужчины, которых судьба обделила статью, зачастую могут похвастаться другими весьма завидными качествами. И аппетитами им под стать. Но он сказал, Что ее лицо прекрасно. И пусть это всего лишь искусственная экстраполяция, все равно услышать такое приятно. Он не из тех, кто легко бросается такими словами. Раз он так сказал, значит она действительно красива.

Мысль о собственной красоте льстила и одновременно лишала покоя. Капсульников специально программировали, чтобы они не задумывались о своей внешности, и заботились о том, чтобы они никогда не видели своих изображений. Это тоже принадлежало к разряду особо секретных сведений. Но, по-видимому, для того, кто настроен решительно, нет ни секретов, ни святынь. Найалу удалось узнать новый отключающий код, известный только шефу Рейли и вдобавок, в качестве дополнительной предосторожности, под гипнозом запечатленный в его памяти.

Значит, она прекрасна, — так сказал Найал. Но где же он?

Люди умирали, и черви их сжирали,

Но не от любви.

Она усмехнулась этим странным строкам, так неожиданно пришедшим ей на память. Тем не менее, ничто на свете не заставляло людей так отчаянно рисковать, как красота, особенно красота недосягаемая.



Сообщение отредактировал Heys - Воскресенье, 27.11.2011, 14:25
 
IsДата: Суббота, 15.01.2011, 19:34 | Сообщение # 37
Местный житель планеты N
Группа: Друзья
Сообщений: 1779
Статус: Offline


Сообщение отредактировал Is - Среда, 18.01.2012, 18:38
 
HeysДата: Суббота, 15.01.2011, 19:36 | Сообщение # 38
Группа: Удаленные





"Но не для тех, кто из гордыни
Против основ действует ныне,
Кто посягнуть смел на святыни,
Кто был к советам глух!
Это война.
Одно предательство – отнюдь не цена,
Одно предательство – отнюдь не цена
Одно предательство – отнюдь не цена
За мир.
Меньшее зло!
Одно предательство ахейцев спасло,
Одно предательство ахейцев спасло
Пора и нам сходить троянским конем,
Мессир!"
 
HeysДата: Суббота, 15.01.2011, 19:36 | Сообщение # 39
Группа: Удаленные





 
NefelanaДата: Суббота, 15.01.2011, 19:36 | Сообщение # 40
Местный житель планеты N
Группа: Администраторы
Сообщений: 8208
Статус: Offline
Пост имеет косвенное отношение к имперскому космофлоту,
но имеет...
cool

Командору

"Она писала Любовь свою
мирами звёздными
по волнам хаоса...
И свято верила,
что он в бою..."

Nefelana


 
Форум » Большие миры Империи Лебедя » Крейсер "Иллюзион" » Доблестный имперский космофлот (Всяко-разно по теме =))
Поиск: