Приветствую Вас Гость
Понедельник
24.02.2020
23:51

Космопорт "Nefelana"

Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Календарь
Архив записей
Наш опрос
Оцените мой сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Неплохо
4. Ужасно
5. Плохо
Всего ответов: 538
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Large Visitor Globe
    Главная » 2009 » Январь » 24 » Глава из книги А. Редько «Охотник за тайнами»
    Глава из книги А. Редько «Охотник за тайнами»
    11:18
     
    Вулкан Этна
     
    Саами. Лапландская тайна
     
    Фирменный поезд «Арктика» уносил нас в Заполярье Кольского полуострова. Мы ехали на ежегодный «Праздник Севера», посвящённый долгожданному окончанию полярной зимы и не предполагали, что в очередной раз столкнёмся с проблемами неуклюжего вмешательства человека в таинственную жизнь матушки-планеты.

    Город Оленегорск предстал небольшим холодным вокзальчиком и разворотным кругом единственного автобуса: ни людей, ни домов, лишь бескрайние снега во все стороны. До посёлка Ловозеро, куда мы направлялись было ещё очень далеко, а пара шабашников на Нивах ломили такие цены, что мы было оторопели, ёжась от холодного ветра.

    Положение спасли офицерские жёны-челноки, составлявшие основную часть пассажиров поезда. Три БТРа с деловитыми прапорщиками быстро загрузились полосатыми баулами с рыночным барахлом и умчались в разные стороны бесконечного белого пространства. Один из них увозил и нас.

    Несколько долгих часов по ночной заснеженной дороге и мы на централь- ной усадьбе оленеводческого совхоза «Красная тундра», в посёлке Ловозеро, погост которого был основан ещё в 1574 году на берегу одноимённого озера. Низкие бревенчатые дома, почерневшие сараи-гаражи моторных лодок вдоль заметённых снегом проток, заменяющих улицы, скрип шагов да лай собак...

    Праздник удался на славу. Обрадованные новому солнцу, саамские пастухи состязались в гонках на оленьих упряжках, метании аркана, тройном национальном прыжке, буксировке за оленем на лыжах, прыжках через нарты, стрельбе из арбалета, национальной борьбе. Гости праздника пили вкусную холодную водку «Северный олень», закусывали жареными на вертелах оленьими рёбрами и говорили друг-другу: «тата тыйс сама пэрьмуз!», что у лопарей означает – желаю всего хорошего!

    По льду Ловозера нас катал на снегоходе Саша Кузьменко, тридцатилетний улыбчивый русский парень, выросший в этих местах. На поясе у него я заметил нож с весьма необычной рукояткой. Она была из кости, но не оленьей. Тридцатисантиметровый, серповидный, гладкий чёрный рог очень напоминал рога яков, знакомых мне по горам Тибета. Однако, на мой вопрос Саша искренне ответил, что рукоятка ножа сделана из рога одной из разновидностей дикого оленя. Но, ведь у всех северных оленей рога плотные и ветвистые?.. Я нутром почувствовал сенсацию...

    Слово за слово, и мы напросились в гости на Сашкино зимовье, расположенное в нескольких десятках километров от посёлка, там, где в Ловозеро впадает небольшая речушка (йок-лапл.) Вирма. Там он охотился, рыбачил и просто жил.

    Следующим утром мы надели на ноги высокие, точёные из оленьих шкур сапоги-чулки-топорки, закутались в серые, сшитые из солдатского шинельного сукна, длиннополые, с необъятными рукавами и башлыком хламиды, называемые здесь совик , и взгромоздились на сани-волокуши, подцепленные к Сашкиному Бурану.

    Несколько часов изнуряющей тряски по льду озера в холоде и снежной пыли и, наконец, в зимовье нас встречает Спайк,- огромный белый пёс с обрезанными ушами. Видя наше разбитое состояние, Саша тут же предложил нам подзарядиться «по саамски». Его способ казался диким, при нашем самочувствии, но я решил рискнуть.

    Он уложил меня на снег лицом вниз, набросил верёвочную петлю на запястья моих рук, привязал другой конец верёвки к фаркопу снегохода и дал газу...

    Описывать свои последующие ощущения я не буду, т.к. этого не позволяет формат статьи. Но, когда я поднялся через пять минут на ноги, то чувствовал себя абсолютно бодрым. А затем Саша объяснил, что пастухи-саамы с некоторых пор применяют такой приём, используя своих оленей. Они знают, что у этих мест очень сильная энергетика. В подтверждение своих слов, он снял с меня совик и поднёс свою ладонь к моей груди. Раздался короткий треск: вылетевшая искра была маленькой, но всё же заставила его отдёрнуть руку. Затем он взял спичку и зажёг её, чиркнув по фланели моей рубашки. Загадки нарастали, и я с нетерпением ждал момента, для того, чтобы разговорить хозяина.

    Вечернее застолье со щучьей ухой и жареной олениной сделали своё дело: после многочисленных здравниц - шиг порант (приятного аппетита - лапл.), Саша разговорился, и вот что мы узнали.

    Лет тридцать назад в здешних местах появились военные спецчасти. Сначала они просто бурили землю в разных частях Кольского полуострова, а затем, будто найдя что-то, заложили сверхглубокую скважину. Более 15 километров прошёл бур в вечную мерзлоту, а затем сгорел в одночасье, будто попав в пламя таинственного костра. Это было в районе горы Ангвундасчорр (1116м.), высящейся за оз. Сейдозеро. И тогда на горе стали взрывать ядерные заряды. Их закладывали в специальные шурфы, углубляясь в тело горы после каждого взрыва всё глубже и глубже. В скупой информации для населения говорилось, что «мирные» атомные взрывы помогают добывать полезные ископаемые в суровых условиях Заполярья. А потом, видимо, случилось что-то нештатное: все работы прекратили, и никто ничего толком не знал. А тут ещё и Советский Союз распался. Лет десять назад вообще охрану тех мест сняли.

    Ну а потом всякие непонятные вещи стали происходить. Сначала местные рыбаки заметили, что лёд на озере, вокруг горы Ангвундасчорр, тает на целый месяц раньше, чем в других местах, да и рыба там крупнее, чем везде. Радиация вроде не повышена, вот и стали ездить туда на зимнюю рыбалку, да многие чуть было не погибли из-за оленей. Дело в том, что ездить на оленях вообще не так легко. Это довольно глупые животные, плохо слушающиеся каюра и норовящие всё время свернуть куда-нибудь в сторону. А тут - несутся как угорелые в направление горы, не останавливаясь. Если же распрячь - убегают к ней; да и не распряженные,- рвут верёвки и уходят... Люди потом выбирались одни из тех мест неделями, а порой и гибли.

    Стали убегать олени и из совхозных стад. Причём что интересно: убегали вондилки, как называют нерожавших олених, тогда как важенки (рожавшие) оставались в стаде. Да и дикие олени почти все ушли на Сейдозеро к той горе, что по следам было видно.

    А потом среди охотников слухи пошли, будто на склонах горы появились странные животные: будто бы олени, а будто и нет. И внешний вид другой, да и на людей могут нападать.

    Сашка сам на странную гору лишь один раз летом пытался подняться. Сначала легко было, т.к. гнуса, которого вокруг в тундре видимо невидимо,- на горе почему-то совсем нет, но потом вдруг голоса всякие стали слышаться в голове и тени мелькать перед глазами. Сердце так заколотилось, что с трудом назад вернулся. А рог для ножа на склоне нашёл. Люди говорят, что он от диких оленей, что живут теперь на горе Ангвундасчорр.

    В веже, зимнем меховом чуме, мы спать отказались, а улеглись на шкуры в тупее - летнем брезентовом чуме с печкой-буржуйкой. Сашка пожелал нам сэгнесьый (спокойной ночи-лапл.) и ушёл спать, дав слово повезти нас завтра на Сейдозеро. А Спайк сидел у проруби и по-медвежьи, лапой ловил себе рыбу на ужин...

    Рано утром растерлись колючим снегом, загрузились на волокуши Бурана и помчались по льду Ловозера. Из-за сильных ветров снега на его поверхности мало. Обширные гладкие участки льда блестят в лучах низкого солнца как водные полыньи, заставляя сердце сжиматься в тревожном напряжении.

    Несколько часов пути вдоль низкого, заросшего стланником берега, и вот уже губа Сейдозера. Оно представляет из себя как бы длинный фьорд, отшнуровывающийся от Ловозера и лежащий в каменном мешке из четырех скалистых гор, высотой от 800 до 1100 метров. Они выглядят довольно странно среди окружающей плоской тундры. Запирает этот «мешок» пятая гора - Ангвундасчорр. Поросшая у подножия низким лесом, и почему-то напрочь лишенная какого-либо снежного покрова, она уходит вверх сразу от берега озера. Полуразрушенный деревянный барак, с болтающейся под ветром дверью, заставлен десятком ржавых двухъярусных солдатских кроватей.

    Лесистая часть склона далась нам относительно легко, а вот на скальных гребнях, с участками сыпухи, стали происходить довольно странные явления. Когда идёшь в гору, кровь всегда стучит в висках и звон стоит в ушах, но тут к этому ощущению вдруг стал примешиваться какой-то гул. Он нарастал по ходу нашего подъема и скоро стал напоминать звук, который ощущаешь, находясь внутри трансформаторной будки или под проводами высоковольтной линии. Но, еще более странным было то, что физическое тело явно ощущало прилив сил, а разум мутнел и засыпал на ходу. Ноги рвались вверх, а голова явно этого не хотела...

    Сверху посыпалось несколько камней, и мы быстро прижались к большому валуну. Когда же глянули вверх, то увидели их...

    Они шли вдоль каменного карниза, метрах в ста выше нас с подветренной стороны и явно не ощущали нашего присутствия. В стаде было около двух десятков голов. Большие, довольно грузные животные окрасом напоминали оленей, но шерсть их была значительно длиннее, из-за чего даже ноги выглядели лохматыми. Двигались они след в след, тяжёлым и неторопливым шагом, низко опустив большие головы, увенчанные чёрными и гладкими лировидными рогами.

    Затаив дыхание, мы смотрели на диковинных животных до тех пор, пока стадо не скрылось за каменной грядой, и молчали...

    В голове продолжало стучать: вниз...вниз...вниз... и мы побоялись ослушаться.

    Сашка сам впервые видел таких зверей и ничего путного не мог ответить на наши вопросы. Стараясь сменить тему, он показал нам на видимую сверху гору Паргуайв (1049м.). По его словам, за ней есть небольшое озеро Райявр. Оно лежит в кольце обрывистых скал и пользуется дурной славой у охотников. Зимой на его льду образуется зона полной невидимости для всего живого, а летом оно смертельно для всех. По крайней мере, ни один человек, кто рискнул, было направиться туда, больше в посёлок не вернулся.

    Ночевать в дырявом бараке не хотелось. Мы поставили на утоптанный снег лёгкий брезентовый чум-куваксу и залезли в спальники...

    Согревшись, я уснул. Мне снилось тёплое море, в котором я плыву к далёкому берегу...

    Сашкины вопли разбудили нас среди ночи. В чуме было столько воды, что сначала я подумал, будто он провалился под лёд. Чёртыхаясь, мы в панике выбирались из спальников и не сразу заметили игру каких-то бликов на стенках чума, который уже стал заваливаться на бок. Пожар?.. Наводнение?.. Мы ринулись наружу, путаясь в брезентовом пологе, и остолбенели...

    Чёрное небо буквально бурлило бушующим океаном красок. По нему резко перемещались снопы света разных оттенков, вспыхивали светящиеся дуги, проносились искрящиеся вихри, зависали шлейфы разноцветных лент, колыхались полу прозрачные «занавесы», оканчивающиеся нежной зеленоватой и розоватой бахромой. Цвета и контуры небесных световых картин постоянно менялись, поражая глаз всё новыми и новыми очертаниями и оттенками...

    Ледяные разводы озера и снег искрились мириадами искр, радостно отзываясь на каждый взрыв небесного фейерверка, а полная тишина лишь усиливала чувственный эффект от вселенской цветомузыки.

    - Это Воавсхэс (Северное сияние-лапл.) приветствует приходящее лето – тихо сказал Сашка. Мы зачарованно молчали...

    Я всегда восхищался Заполярным небом. Иссиня-чёрное, глубокое и бездонное, оно висит так низко, что хочется побежать по тропе Большой Медведицы, или Шурр кувссь, как называют лапландцы Млечный Путь. Звёзд на нём совсем не много, но каждая сияет, как огромная жемчужина, уступая в блеске только главному бриллианту северного неба - Чуввесь тассьт (Полярная звезда-лапл.).

    Мне и ранее приходилось видеть северные сияния, но такую мощь игры небесного огня, как над горой Ангвундасчорр, я видел впервые.

    О полярных сияниях в своих сочинениях упоминали ещё Аристотель, Плиний и Сенека. С ним народы мира связывали многочисленные приметы, суеверия и легенды. Эскимосы Аляски считали его играми душ умерших людей, скандинавы говорили, что это бродит по небу могущественный бог Бальдру, североамериканские индейцы думали, что это отблески костров карликов, живущих на Полюсе. Но, сияния небесных огней люди видели не только на полярных широтах. Греки олицетворяли их с волосами-змеями носящейся по небу Медузы Горгоны, египтяне верили, что это сияющие перья в венце Осириса, инки считали их явлением бога Кецаль-коатль, пернатого змея, держащего священную птицу кецаль,с длинными зелёными перьями. А индусы писали легенды о далёком океане Джрайасе, над которым пляшут волшебные духи - светлые красавицы аспары.

    Учёный мир подтверждает эти факты, говоря лишь о разности в частоте подобных явлений. Так, например, в районах побережья Чёрного моря небесные сияния бывают один раз за десять лет, а на севере Англии или на Кольском полуострове - до ста дней в году. В годы же усиления солнечной активности, его можно наблюдать даже на экваторе. Наука всегда связывала эти световые всплески в небе, как и сопутствующие им магнитные бури, с жизнедеятельностью нашего Солнца. Никто и никогда не предполагал, что они имеют земное происхождение, т.е. являются продуктами жизнедеятельности живого и разумного тела нашей Земли-матушки. А может это она выстреливает в небо пучками неизвестной пока нам энергии, толи, корректируя свою орбиту, толи, отражая вредоносные пучки негативной космической энергии, толи, выходя на связь с Высшим Разумом?

    Почему после ядерных взрывов на горе Ангвундасчорр небо над ней, по словам местных охотников, стало непрерывно полыхать сияниями и зимой и летом? Почему в этих местах сплошь и рядом происходят аномальные геофизические и природные феномены?

    Может быть, люди ненароком вскрыли подземный «резервуар» или земную «артерию» с незнакомой нам энергией планеты? А может быть наши военные сами искали в земле какую-то альтернативу нефти, будущую новую энергию для человечества, но не смогли её обуздать?..

    По возвращению в зимовку, мы долго спорили о том, почему после пребывания на загадочной горе под нами стал таять снег? И почему нашему Бурану на обратную дорогу потребовалось в два раза меньше бензина!?

    А мудрый Спайк опять сидел у проруби и по-медвежьи, лапой ловил себе на ужин рыбу...


     

    Тата тыйс сама пэрьмуз!

    Александр Редько

    URL: http://www.panterra.com.ua/review/4/saamy.htm
     
    Обзоры: Обзор (http://www.panterra.com.ua/review/)
    Рубрика: Картины мира (http://www.panterra.com.ua/review/4/)
    URL: http://www.panterra.com.ua/review/4/saamy.htm
    Просмотров: 679 | Добавил: Nefelana |
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]